URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:03 

3 глава. "Дружба"

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
- Ну расскажи мне, Лил, как ты попалась в лапы к этим стервятникам?
Арея сидела у кровати подруги, разглядывая ее утомленное лицо. Лелиана находилась не в лучшем состоянии, после такого стресса, она потирала царапину на шее, и невидящим взглядом глядела в потолок.
Пока она лежала без чувств Арея зажгла в комнате свечи, прибралась и убрала трупы с пола, естественно, предварительно их обчистив. У воронов, к сожалению, мало было при себе, только наборы оружия и всякой дешевой мелочевки. Это в очередной раз напомнило Арее, как бедны были эти наемники.
Лелиана вздохнула и улыбнулась:
- Они напоили меня.
- Ого! - Арея рассмеялась, - Я хочу услышать эту историю целиком!
Лелиана улыбнулась шире:
- Мне стыдно тебе такое рассказывать...нет я расскажу, конечно! Но это ужасно, что такое со мной произошло!
- Лил, ты так и не стала монашкой. Успокойся и напомни мне, наконец, какой ты хороший бард.
Лелиана рассмеялась, и уже хотела начать рассказ, но потом посмотрела на Арею как-то странно и замолкла. Кажется, она хотела сказать что-то другое. Повисло неловкое молчание, во время которого Арея думала, как помягче объяснить подруге, почему она согласилась убить своего любовника.
Наконец, Арея прервала это молчание, с кривой улыбкой:
- Ты же не против, что я закинула тебе в ванну пару мертвецов? Эм, просто вниз по лестнице тащить их было трудно...
- Скажи мне, ты действительно собирае6шься убить Зева? - выдохнула Лелиана.
Арея замолчала. Ее холодный пристальный взгляд на секунду смягчился грустной улыбкой. Она думала, что можно соврать. Что можно заверить ее, будто бы вороны ловко обведены вокруг пальца. Но голубые глазенки Лелианы, такие пронзительные и доверчивые, просили правды. И Арея не смогла...не смогла обмануть ее.
- Да, Лил, - тихо ответила эльфийка, - я собираюсь убить его. И что бы ты сейчас не подумала, я могу объяснить, почему я хочу сделать это.
- Я слушаю тебя, - после некоторых раздумий Лелиана все же сказала то, что Арея хотела услышать.

Как надо было начать? С того, что она наивная дура, доверилась наемному убийце и теперь хочет отомстить ему за то какой он есть?...За все время ее слепого яростного желания убить Зеврана ей впервые пришла в голову мысль, что она ведет себя, как ребенок. Но нет...она отбросила эту мысль. Все было гораздо сложнее. Если бы ее чувства не зашли так далеко, ее первые чувства... вот черт. Угораздило же ее влюбиться в такую сволочь? Но он был умной сволочью и должен был понять, что теперь даже вороны ему не так страшны, как брошенная злая эльфийка.

Арея отвернулась от подруги встав лицом к стене и сложив руки за спиной. Так легче думать.
Наконец, она начала, медленно и с трудом подбирая слова:
- Ты знаешь, Лил, мое прошлое тёмно. Темнее, чем моровая туча. Мало кто знает, какие со мной происходили ужасные вещи, до того как я стала Стражем и встретила всех вас. Я привыкла быть одной, так легче ничего не чувствовать и ни о чем не сожалеть. В моей жизни было мало светлых моментов. По правде говоря, я должна была погибнуть сражаясь с Архидемоном, но это уже другая история...
Она перевела дыхание. Лелиана терпеливо молчала:
- Так вот, Лил. я не ждала света, но когда встретила... его *ужасно трудно произносить это имя*, мне почудилось, что он есть - этот маленький светлый лучик. Родственная душа - эльфийка рассмеялась собственным словам, - Он дал мне надежду, Лил, сказал что я смогу все забыть...
Я любила его, Лелиана! Любила! Так сильно что ты вряд ли можешь себе представить. Я действительно доверилась ему...Но он бросил меня одну, один на один с этой тьмой в душе!..

Тут Арея развернулась лицом к подруге и с силой ударила себя кулаком в грудь. Глаза ее горели страшным огнем.
- Он почти убил меня, Лил...Теперь я хочу убить его.

Лелиана смотрела на подругу со смесью жалости, изумления и страха. Она поняла, увидела, что испытывала Арея. Она будто прикоснулась к ее боли, и почувствовала, как сильно та жжет.

- Но ты ведь знала, - осторожно начала Лелиана, - что Зев...такой?
- Я знала. Но он заставил меня поверить в обратное. Знаешь, если бы он не играл со мной в реальную любовь, я бы сейчас, наверное, уже нашла себе нового ухажера, жила бы, как богатая любовница богатого господина.
- Нет, с тобой бы так не было, - тревожно, но все же утвердительно произнесла Лелиана.
- Не было бы. Никогда. Я ненавижу всю эту ложь и лицемерие. Я ненавижу быть использованной, Лил!! Я скорее перережу себе глотку...А он использовал меня. Я доверилась ему, понимаешь? Он узнал меня. Всю. Он должен был понять, как мне будет больно, если Он так поступит со мной!..Какая я идиотка...
К горлу подступили слезы, Арея опустилась на колени перед кроватью и схватилась за одеяло, так будто оно было единственной преградой для соленых потоков из ее глаз.
- Те, кто делают мне больно, умирают! Те кто пренебрегают мной - умирают... - эльфийка даже не узнала свой голос, такой грубый и жесткий, от него ей стало страшно.
Тогда Лелиана склонилась к ней и обняла.
- Я понимаю тебя Ари, понимаю. И...я даже помогу тебе сделать это.

Арея удивленно подняла на подругу глаза. Но Лелиана выглядела абсолютно серьезной.
- Шутишь, зачем тебе это?
- Я хочу помочь тебе, я же писала. То письмо было мое, вороны тогда еще не добрались до меня. Я помогу. Но у меня есть просьба.
- Просьба? - эхом повторила Арея.
- Ты поговоришь с ним, сначала. Выслушаешь, может он как-то объяснит...
- К черту, Лил, ничего он не объяснит! - голос Ареи опять стал грубым, царапающим слух. Она даже схватилась за горло. То как она кричала только что, напомнило ей разговор эмиссаров из Амарантайна. Это было жутко.
Лелиана вглядывалась в лицо подруги, пытаясь понять, что еще ее тревожит. Она произнесла:
- Помнишь Маржолайн? Ты не дала мне убить ее. Ты убедила поговорить, убедила, что месть не лучшее решение. Так и сейчас я не дам тебе убить Зеврана, если это навредит тебе,если это не правильно.Но в другом случае, я сама дам тебе нож, который ты всадишь ему в сердце!
Арея посмотрела на подругу, и в ее больших холодных янтарных глазах отразилась теплая благодарность. Лелиана кивнула ей и они крепче обнялись. Так они сидели, молча, минуты три, пока рыжая не сказала светленькой:
- Ты отрастила волосы?
Напряжение спало. Арея шыгнула носом и хихикнула:
- Ты тоже! Тебе идет хвостик!
- Я и раньше его носила, пока не попала в монастырь. Вот решила вернуться к старым традициям.
- Ко всем? - скептически изогнула бровь эльфийка.
- Ну, не ко всем. Но ко многим, - подмигнула ей Лелиана, - а как тебе удалось отрастить такую шевелюру?!
- Просто в один прекрасный момент перестала стричь волосы!
Обе девушки рассмеялись и Арея вернулась к своему первому вопросу:
- Так что там за история с воронами и выпивкой?

Они проговорили весь вечер, делясь событиями, произошедшими с ними за последние месяцы. Арея поведала Лил, о своей работе наемницей в Вольной Марке, чтоб привлечь воронов, и о приключениях в Амарантайне. Лелиана же рассказала о том, как ее паломничество к Урне Священного Праха закончилось в постели одного религиозного орлесианского лицедея. И обе они чувствовали в этот вечер, что между ними существует не пресловутая женская дружба, а настоящая.

15:05 

2 глава. "Согласие обязательно..."

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
- Последние новости! В Киркволе обнаружили беглого мага Измаййара...

...небольшой дом с цветущим садом, как раз в стиле Лелианы. За небольшой оградкой прорастают плодовые деревца, светло-желтые цветки ансинии светятся тут и там подобно звездам. Плющ наползает на кирпичную стенку, создавая иллюзию старины и романтики. Почему иллюзию? Арея не верила в романтику. К тому же, она всегда была на стороже, ведь возможно, это письмо было всего лишь уловкой, чтоб поймать ее... но Милость Андрасте? Даже самые смышленые преследователи, врядли знали любимые цветы Лелианы. И все же, Ареи надо быть осторожной.

- Последние новости! Король Ферелдена утвердил закон о том, что Круг Магов выходит из под влияния церкви и теперь находиться под покровительством Серой Стражи...

Странно. "Алистер сошел с ума? Чем он там занимается без меня? возможно магам и будет лучше, под таким присмотром, но для Стражей это еще одна головная боль! Теперь срок их жизни из-за нервов сократиться с 30 до 15 лет..." подумала Арея недоверчиво. Глашатай на улице и дальше орал подобную чепуху, а эльфийка злилась на него и все не решалась войти в дом. "Возможно, стоит прирезать крикуна", посетила ее мрачная кровожадная мысль. Арея тут же ей ужаснулась. Неужели она сейчас хотела убить невинного человека, за то что он говорит глупости? Что с ней происходит...

- Последние новости! Вив Эсомбра совершила еще одно убийство в цервки Альдинга! Она у всех на глазах придушила известную госпожу Траммен...

Арея почувствовала, что в ней закипает злость. Ладно Серые Стражи, опекающие магов, но клеветать на нее? Неужели кто-то пользуется ее славой и лицом, чтоб совершать убийства!? Или это очередная брехня обезумевшей прессы? Кулачки эльфийки сжались. Нельзя трогать невинных людей, нельзя становиться настоящим убийцей. Но иногда так хочется...
Чтобы избежать соблазна Арея решительно вошла в дом Лелианы.

....Внутри было темно и пахло сыростью. Это как-то не вязалось с внешним обликом дома, так что Арея напряглась и холодный металл кинжала тут же скользнул ей в руку. Она стояла несколько мгновений, прислушиваясь и ожидая, пока глаза привыкнут к темноте. Наконец она увидела очертания лестницы, ведущей наверх и длинного коридора, заканчивающегося черным прямоугольником двери. куда идти? Конечно, сначала коридор, нельзя оставлять возможность врагам оказаться за спиной.
Сначала она проверила входную дверь и закрыла ее, чтоб никто не вошел снаружи. Затем она медленно направилась в коридор, пристально вглядываясь в стены и пол, ища какие-нибудь ловушки. Ничего...черная дверь оказалась не заперта, Арея осторожно толкнула ее и прислонилась к стенке, чтоб ее внезапно не атаковали. Никого... маленькая комнатка, довольно уютная, если ее осветить. Только... кажется, в ней беспорядок?
Арея потрудилась, и нашла свечу со спичками. Помещение в свете огня выглядело немного пугающе: пол забросан вещами, платьями и всякими безделушками. Сундук который раньше , наверное, стоял в углу, перевернутый валялся в центре комнаты. Одна небольшая книжная полка была пуста - все книги кто-то грубо пролистал и скинул в угол. На лицо все признаки вторжения и обыска. Или же Лелиана за это время стала ужасной грязнулей?
Не выпуская свечу из рук Арея вышла из комнаты и закрыла дверь. Коридор при свете тоже смотрелся, как будто после бурной вечеринки. Арея покрепче сжала оружие и обратила взгляд на лестницу. Ее не покидала уверенность, что Лелиана должна быть там, но в каком она состоянии? Об этом чутье эльфийки молчало.
Стараясь не скрипеть ступеньками Арея забралась на второй этаж. Здесь было светлее - одно окно с оборванной шторой пропускало в помещение дневной свет, озарявший еще две черные двери. В очередной раз прислушавшись, Арея услышала лишь пугающую напряженную тишину. Слишком тихо. Ничего хорошего не жди.
Наконец, Арее надоело опасаться. В конце концов, это же ее называли Яркой Тенью? Зачем прятаться, ведь даже если ее застанут врасплох она справиться...
Эльфийка толкнула ногой сначала одну дверь, потом другую. В одной была ванная, а во второй...
- Бей! - в проеме появился громадный кунари с кувалдой на перевес. Быстро сориентировавшись Арея увернулась от его удара и воткнула кинжал ему под ребро, точно в сердце.
Один есть!
Вслед за кунари к ней выскочили хилый гном с бомбами и невысокий эльф ловко управляющийся с двумя мечами. Бух!...зажигательная бомба взорвалась совсем близко от Ареи, разнеся в щепки перила лестницы. Она успела отскочить, но тут откуда-то из-за спины гнома в нее одновременно полетели стрелы и молнии...чудо, ей удалось увернуться и от них!
Лишь одна стрела полоснула ее по скуле.
"Портить лицо Вив Эсомбре? Ну сейчас вы у меня попляшете!"
С безумным криком эльфийка кинулась на противников, и в мгновенье ока деморализовала гнома, свернув шею, затем метнула один кинжал ему за спину, и, услышав стон и звук падения, весело наскочила на эльфа. Тот явно не ожидал такой резвости от одной хрупкой девушки, и это было его ошибкой! не смотря на то что его мечи были вдвое длиннее кинжалов Ареи, она дотянулась до него вдвое быстрее, и пробила грудную клетку прямым ударом.
Еще три есть!
Она помнила, остался еще кто-то. Не останавливаясь, эльфийка выдернула из груди врага клинок и с очередным ужасающим криком впрыгнула в комнату...
Стоп.
Она замерла в ужасе, глядя, как высокий разбойник-человек стоя у стены сжимает в своих объятьях Лелиану, приставив нож к горлу.
- Невероятно быстрая Тень, - протяжно пропел он, - если бы у меня не были заняты руки, я бы похлопал.
По акценту Арея распознала в разбойнике антиванца.
- Вороны? - холодно произнесла она, не отрывая глаз от лица своей рыжеволосой подруги. Лелиана тяжело дышала, но кажется держала себя в руках.
- Да, милая Вив Эсомбра, вот мы наконец и почтили вас своим визитом. Черт, мы не ожидали, что вы так враждебно отреагируете на наше приглашение! - как бы не хорохорился разбойник, все же он был восхищен и немного напуган. Что ж, это только льстило Арее.
- Вы исключительно гостеприимны и пунктуальны, - хмыкнула эльфийка, приняв свое любимое положение "мне все равно", - Что вам надо? И почему вы хотели меня убить?
- Мы не хотели, госпожа Эсомбра. Просто мы знали, что на то предложение, которое у нас к вам появилось, вы можете не согласиться. Люди, вы знаете, гораздо сговорчивее, когда им угрожают смертью, - тут наглый разбойник развратно посмотрел на Лелиану и чмокнул девушку в шею, - вот посмотрите - сама исполнительность!
Лелиана скорчилась от отвращения. А Арея опять хмыкнула.
- Допустим так, но, что вам надо, я так и не услышала.
Разбойник посмотрел на эльфийку с недоверчивым прищуром.
- Вы ведь понимаете, что если сейчас вы откажетесь, я ее убью?
На этот раз Арея не просто хмыкнула. Она рассмеялась.
- А вы понимаете что если она умрет, мне ничто не помешает убить вас?! А я люблю изощренно и мучительно расчленять убийц моих друзей!...Так что вам надо? - последняя фраза звучала, как угроза. Арея была уверена, что ворон действительно испугался.
- Мы хотим предложить вам поработать на нас.
- И это все?
- Нет...мы, - разбойник запнулся, кажется он боялся сказать что-то, - у нас есть определенный заказ.
- И кто же это? - нетерпеливо потребовала Арея. Все происходящее уже начало ей надоедать.
- Ваш...э..друг.
- Друг?! - Арея поперхнулась этим словом, - вы что не слышали, что я сейчас сказала...
- Зевран Аранай! Вот ваш заказ, - выпалил наконец разбойник, и от страха сжал Лелиану чуть сильнее чем нужно. Девушка сдавленно вскрикнула. Но Арея ее не услышала.

Вот так номер! Она то считала, что Зевран давно уже стал главой воронов, надеялась, что он то и прислал их сюда, а тут оказывается что вороны желают ему смерти.Неожиданно. И забавно! Ведь планы воронов так удачно сходились с ее собственными. Эльфийка опять рассмеялась, и наконец приняла по настоящему расслабленную позу.

- Отпусти ее, идиот, ты должен был сразу сказать об этом. Что вороны не могут с ним справиться сами?
Разбойник скривился и не отпустил пока Лелиану.
- К сожалению, не могут. Он мешает нам, перехватывает заказы, и убивает наших людей. Мы бы хотели от него избавиться, но он мастер своего дела. Это доставляет нам большие неудобства. Поэтому, мы решили обратиться к вам.
- Ко мне? С чего это? - опять хихикнула Арея.
- Ну как это! Вы знаменитая почти что уже на весь Тедас убийца! Вы Вив Эсомбра...мы знаем о ваших подвигах. к тому же, - тут лицо разбойника стало хитрым, - вы по совместительству Героиня Ферелдена, внезапно пропавшая в битве с порождениями тьмы в Амарантайне. Мы знаем, что вы единственная, кто уже однажды победил Араная. Почему бы вам не сделать это снова?
Арея задумалась. притворно конечно, она уже согласилась мысленно, и уже приняла из рук воронов награду в обмен на красивую белобрысую голову. Но надо же сделать вид, что согласие дается ей с трудом, иначе ворон заподозрит что-нибудь, и не видать ей ни награды, ни Лелианы, как своих ушей.
Наконец, Арея произнесла:
- Сколько?
Разбойник был доволен, зато на лице Лелианы отразилось недоумение. Но не долго ее мордашка сохраняла такое выражение - ворон нажал какую-то точку у нее на шее и девушка погрузилась в сон.
- Это чтоб она не била меня, когда я ее отпущу.
Он опустил рыжеволосую на кровать, что стояла в противоположном углу комнаты.
Арея усмехнулась.
- Отлично, но я не услышала цену?
- Тысяча золотых сейчас, еще две - потом, - произнес наконец ворон. Арея присвистнула.
- Он бы загордился, если б узнал, сколько вы даете за его ничтожную жизнь.
- Мы предусмотрительны, и знаем от ваших прошлых заказчиков, что меньше вы не берете, - скривился разбойник. Откуда то из складок плаща он достал бархатный мешок.
- Отлично, - повторила Арея, принимая аванс, - есть какие-то сроки? Как вы хотели бы, чтоб он умер? Быстро, или с мучениями?
Ворон кровожадно улыбнулся:
- Вы чрезвычайно ценное приобретение для нас. Срок вам дан примерно три месяца. А все остальное, на ваше усмотрение. Признаться, я думал что вы не согласитесь!
Настала очередь Ареи кровожадно улыбаться.
- Я давно не получала таких дельных заказов, к тому же, у меня к нему всегда были свои счеты. Считайте, что вы просто подтолкнули меня к тому, на что я не решалась без трех тысяч золотых.
Ворон кивнул.
- Приятно было познакомиться, госпожа Эсомбра. Когда вы исполните наш заказ просто вернитесь в этот дом и оставьте доказательство где-нибудь здесь. К вам придут и расплатятся.
С такими словами ворон отвесил Арее легкий поклон и удалился, наступая на трупы своих бывших товарищей.
запись создана: 06.11.2010 в 22:18

15:06 

2 часть.1 глава. "Кровавые следы?..они ведут лишь в одно место."

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
На пороге таверны стояла девушка-эльф.
На первый взгляд ей было лет 24-25, хотя при более пристальном взгляде, она могла показаться куда старше. У нее были тонкие правильные черты лица: брови изогнуты в виде перевернутых галочек, большие миндалевидные глаза, похожие на два янтаря, чуть вздернутый носик и пухлые губы сердечком, которые она сложила в хитрой усмешке. Миловидное лицо обрамляла грива длинных золотистых волос, чуть присобранных на затылке. Локоны приоткрывали одно ее острое ушко - в нем была изящная золотая серьга.
Она была в легком походном костюме, состоящем из плаща и туники, темно-коричневого цвета. Одеяние плотно облегало ее стройную мускулистую фигуру, на длинные соблазнительные ноги были надеты черные сапоги...из антиванской кожи. На поясе она носила два длинных сильверитовых кинжала, с инкрустированными рукоятями.
По ее кошачей стойке, полурасслабленной полунапряженной, и по хищному холодному взгляду, не сразу можно было догадаться, кем она была. Но вот красная ленточка, повязанная на шее, говорила обо всем.
Здесь в Вольной Марке, на границе с Антиванскими землями ее хорошо знали. Ее называли "Вив Эсомбра" - Яркая Тень. Такую кличку ей быстро дали в народе, после того как у всех на виду, на празновании Самбарди, она убила известного антиванского торговца, и исчезла, будто растворившись в воздухе. Все видели ее лицо, все знали, как она выглядит, но никто не смог ее поймать.
Уже больше месяца по стране носилась эта белокурая фурия, нагоняя страх на все более-менее богатое население страны. Неизвестно, нанимал ли ее кто-то или она по своей прихоти убивала известных богачей, но ее боялись... и вместо того, чтоб ловить преступницу - убегали от нее в страхе.
Вот и сейчас, половина посетителей таверны соскочила со своих мест и испуганно покинула заведение. Даже трактирщик, струхнул и спрятался за стойку. Только сидящий в углу какой-то толстый неопрятный мужик, при виде эльфийки громко расхохотался и закричал:
- Эсомбра, милашка, где тебя черти носили?!
Эльфийка медленно повернула голову в его сторону:
- То, что я просила, у тебя? - у нее был тихий и вкрадчивый голос.
Мужик опять расхохотался и похлопал себя по сумке на боку.
- А то что я просил?
Эльфийка едва заметно кивнула.
- Ну тогда иди сюда, милашка. Выпьем с тобой за хорошую сделку!
Мужик указал на сиденье рядом с собой, и эльфийка напряженной и в то же время свободной походкой направилась к нему. Она присела на край стула, брезгливо разглядывая своего собеседника, пока тот заказывал выпивку у насмерть перепуганной официантки.
- Не понимаю, почему никто из них не догадается рассказать страже, что я здесь? - хмуро сказала Эсомбра поправляя волосы.
- После того, что ты учудила в Тантервейле во время очередного турнира, стражники даже если узнают, что ты здесь, сделают вид что ничего не слыхивали! Они же бояться тебя, как задница розги!
Эльфийка скривилась.
- Мне нужно больше шума, Колдри... Вот твои деньги, отдай письмо и покончим со всем этим.
Она выложила на стол туго набитый мешок с золотом. Колдри жадно облизнулся глядя на него, но, явно вопреки своим желаниям, отодвинул его от себя.
- Подожди, милашка! я сказал, выпьем для начала! Расскажешь, как там мой младшенький Проныра, а? А я тебе поведаю,... как живет одна рыжая орлесианка на соседней улице от меня!
Колдри заговорщически подмигнул Эсомбре, но та поняла сказанное явно не так, как он ожидал. Тонкая ручка с кожей цвета слоновой кости сомкнулась на шее мужчины железной хваткой.
- Повтори, что ты сейчас сказал? - прошипела эльфийка.
- Я...я...сказал! Боже, дура, отпусти меня! Мне одна рыжая баба сказала передать тебе этот адрес...пусти же, чокнутая! На забирай свои бумажки!
Изящная ручка разжалась и Проныра получил свободу. Он, недовольно бурча, слетел со стула, не дождавшись заказа, схватил свое золото и вылетел в дверь.
Эльфийка проводила его долгим внимательным взглядом и усмехнулась.
- Рыжая, говоришь...
Затем она посмотрела на два письма, оставленных на столе. Одно было в конверте из розовой бумаги: "Лелиана"...подумала Арея. Второе было простенькое, и представляло собой сложенный в четверо листок скрепленный волчьей печатью. Темный Волк, как всегда был исполнителен.
Она не стала искать другого места, чтобы распечатать долгожданные бумаги. Волк, как и обещал прислал ей карту Антивы с пометками, где можно найти Зеврана. Этот желанный подарок Арея быстро спрятала в декольте туники, чувствуя какое-то извращенное счастье. Затем ее ловкие пальчики коснулись розового конверта, она быстро вскрыла его, используя крошечный ножик, который всегда прятала в руке.
Вот что она прочитала:
" Дорогая Ари, *здесь эльфийка передернула плечами, не столько от недовольства, сколько от непривычки - давно уже никто так ее не называл*
Я приехала в Вольную Марку, надеясь насытить себя новыми впечатлениями и узнать больше интересных легенд, когда услышала сплетни о Вив Эсомбре. Точнее я услышала песню, и она так мне понравилась, что я ее выучила! *"сплетница", усмехнулась эльфийка* На самом деле я не знала, что Эсомбра это ты...но увидела собственными глазами в Тантервейле. С тех пор я ищу тебя, и вот кажется напала на твой след. Ужасно, что ты оставляешь его кровью, но так мне было легче догадаться, куда он тебя приведет... Антива, верно? Я хочу все знать! Я так давно не видела тебя, моя дорогая, ты наверное ничуть не изменилась! Признаюсь, я жутко скучала, и хочу непременно с тобой встретиться...
Что бы ты не затевала, я... Возможно, тебе и не нужна моя помощь, но ты и раньше ее отвергла, помнишь? *как мне не понмить сумасшедшую послушницу, нарывавшуюся на мой кинжал?* Поэтому,...давай увидимся, Ари, прошу. Хотя бы, из-за нашей былой дружбы!
С надеждой и благими намереньями,
твоя Лелиана."

Арея дочитала до конца, до туда, где был написан место, в котором Лелиана назначала встречу. Затем эльфийка поднесла листок бумаги к носу, желая проверить, не надушена ли бумага. В ноздри мягко вполз очаровательный аромат Милости Андрасте. На девушку налетели воспоминания былых дней, когда все было проще, друзья были рядом, и не хотелось мстить любимому человеку.
Тут эльфийка резко встала из-за стола, напугав официантку с подносом ,которая как раз несла ей вино. Бутылка шмякнулась на пол с жутким треском. Официантка побелела от страха, не смея шелохнуться, и думая что это ее последние мгновенья жизни. Арея только фыркнула, глядя на нее и бросила на стол несколько золотых.
- Хватит трястись, прибери тут. И купи себе платье по приличней, что ли. А то смотреть страшно!
Официантка округлила глаза в изумлении, и истово закивала, желая заверить Вив Эсомбру, что все исполнит.
- Прекрати трястись, глупая...я не чудовище, - вздохнула Арея. Но девушка ее не слушала, опустившись на колени, она собирала осколки с пола и все еще кивала.
- Да...не такой славы я хотела, - произнесла грустно эльфийка, и накинув капюшон на голову, покинула трактир.
На улице она растворилась в толпе.
запись создана: 06.11.2010 в 20:15

15:06 

История эльфа или "Я ненавижу Антиванских Воронов"

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
1 часть.
История Ареи. "В основном - внутренний мир персонажа. Настоящая часть, в которой вы возможно не увидите какого-то эпичного развития событий во внешнем мире или подробностей, нечто вроде пролога для второй части. Та будет состоять из нескольких глав, и будет являться уже хроникой событий."

Душа.

Она всегда была такой.
Гордой внутри.
Циничной снаружи.
Несчастной всей душой.

Она ненавидела свою жизнь. Она жила в мире где было мало хорошего и мало кто показывал ей, что значит любовь или дружба. Она была нужна лишь самой себе и горстке людей, которые об этом молчали, потому что добрые чувства проявлять в этом мире было непозволительно. Ей приходилось что-то делать, что-то грязное, подавляющее, и она делала, но никогда не мирилась с этим.

Возможно у не был внутренний стержень?...Но нет. Скорее детское желание самой решать как жить, перечить, и стремиться к свободе.

Себя она тоже ненавидела. В тайне. За то что не умела держать язык за зубами, за то что мечтала о другой жизни. Она заставляла себя, давила себя...сама уничтожала в себе хорошее.
Поначалу она была грубая, ужасно прямолинейная и жестокая. Но другая. За это ей всегда доставалось. Но если у нее была возможность, она делала людям больно в ответ. Она была мстительной. И не жалела никогда, о причиненном другим вреде.

Она любила слушать веселые песни. Сама она петь не могла, из-за сорванного в детстве голоса. Но слушать любила. Песни были для н чем-то теплым и искренним. Настоящим, не заляпанным суетой. Хотя иногда и попадались разные сальные песенки, но она не обращала на них внимания.

В детстве она была очень худой,высокой и плоской. Ужасно белобрысой с кучей веснушек по всему лицу. Из-за этого она очень смущалась, и даже когда выросла и превратилась в симпатичную девушку, у нее осталось чувство, что она гадкий утенок. Единственной частью своего тела, достойной похвалы она считала уши...да, она гордилась, в тайне от всех, что эльф.

Делать все тайной стало ее привычкой. Скрывать свои эмоции, слезы. Они ведь никому не нужны. Она делала вид что ничего не испытывает, но в глубине души она кричала от боли.
В конце концов ее характер стал похож на "тихий омут". Она могла быть какой угодно снаружи, милой или наивной, но внутри всегда оставалась холодной и злой. Она не верила людям. Почти всем.

Дом.

Была сестра, Шиани. Она, хоть и отличалась от сестры внутренне, любила ее. На самом деле кровные узы играли в этих отношениях не большую роль. Скорее, Шиани просто жалела ее, она была очень доброй и милой рыженькой эльфийкой. Поэтому всегда была на стороне сестры и вступалась за нее, даже если что-то было не так. Она жалела ее...

Был отец. Она никогда не звала его по имени, и даже не называла папой. Только отцом. Он был всегда строг к ней и часто ругал за ее злые выходки. Но он понастоящему любил дочь. Хоть и не признавался...

Была мать, которую она помнила плохо. Но те осколки воспоминаний, которые она сохранила о матери, она бережно защищала от всех. Мама...она была лучшей матерью для нее, она учила дочь всему, что знала но не дожила и до ее десятилетия. Жаль...

Были другие эльфы, жившие по соседству с ними. Денеримский эльфинаж вмещал в себя много остроухого народа. Они ютились по закуткам, жили тесно, и от этого должны были становиться добрее...но не становились. Хотя и среди них были добрые люди...

...ее дом напоминал собачью конуру. Почти нет дверей, мало еды и много братьев и сестер, которые умирали от голода. Умирали. Смерть для нее всегда была чем то простым, каждодневным. Она не придавала особого значения этому. Просто старалась выжить. В конце концов выжила она и Шиани, они спали в одной комнате на двухэтажной кровати. Шептались по ночам, придумывали разные истории, о том как станут взрослыми и уедут в сказочную страну где будет полно принцев, не будет голода и все будут счастливы.
Счастливы...

Так все началось.


Арея не хотела выходить замуж, но ее заставляли.
И первый Страж, воин из благородного ордена, которого она увидела, пришел к ней на свадьбу, и практически спас
Арею от семейной жизни и прозябания в глуши. Ее свадьба сорвалась, из-за людей, которым хотелось развлечься. Жених был убит, сестру обесчестили. Арея жестоко отомстила за нее, и должна была быть наказана за это. Но Серый Страж спас ее, оказав эльфийке честь вступить в орден. Конечно, она согласилась.

Для этого ей нужно было покинуть дом. Но Арея была только рада. Единственной с кем она попрощалась была ее Шиани. Все остальное она просто хотела забыть.
Так ее судьбой стала Серая Стража.

Так пожелала Судьба


Того Серого Стража, который помог ей уйти из дома, звали Дункан. Он был командором стражей. И первым ее другом. Очень хорошим. Он был уже немного стар, и от этого необычайно мудр, он учил Арею что значит быть настоящим воином, Стражем и человеком. Он учил ее как не стать озлобленным чудовищем. А она старалась не забывать уроков Дункана, хотя это было ужасно трудно.
Арею посвятили в Стражи и в тайны их ордена: что они живут лишь тридцать лет со дня посвящения, что им сняться кошмары, и что они навсегда связаны с чудовищами, которых должны убивать. Чудовища звались порождениями тьмы и были бывшими людьми, которых поголтила скверна и тьма в потустороннем мире под названьем Тень.

Такое должно было напугать эльфийку.

Но Арея восприняла это спокойно. Жизнь в вечной битве с темнотой нравилась ей больше, чем жизнь в темноте. Пусть даже короткая жизнь.

Но узнать она успела немного. Мрачная туча темных чудовищ во главе с драконом Архидемоном двинулась Мором на тот мир, в котором она жила. Стражи должны были отбить это страшное нападение. Вся армия Ферелдена, вместе с королем и его верным помошником Логейном отправилась в помощь Стражам. Они должны были выиграть. Но в решающий момент - Логейн увел половину войска, отступил. И Стражи проиграли...
Дункан погиб. Король погиб. Почти не осталось никого, кто смог бы вновь восстать против Моровой Тучи...
Но Арея осталась жива. Чудом. Прямо из гущи событий ее и еще одного молодого Стража, по имени Алистер, спасла некая лесная ведьма. Та звала себя Флемет.
И она сказала, что знает как помочь двум одиноким Серым Стражам спасти страну.
Создать новую армию.
Объединить все народы разрозненного мира, собрать гномов, людей, эльфов и победить Мор. В единстве сила...
У Ареи появилась цель.
Она побывала в самых разных уголках Ферелдена. Она побывала в царстве гномов, чтобы найти им короля и узнать какие ужасы таят в себе глубинные тропы полные порождений тьмы. Она проникла в Круг Магов чтобы собственными глазами увидеть Тени и ощутить на себе силу искушения демонов. Она оказалась в доме Долийских эльфов, которых считала сказкой и помогла им избавиться от проклятья оборотней. Она ходила в поход к Урне Священного Праха и своими руками держала щепотку пепла Андрасте. Она победила предателя Логейна и отправила его такую же двуличную дочь Анору гнить в тюрьму. И в конце концов, она всадила меч в голову Архидемона и победила то что называли Мором.
Но она никогда не смогла бы сделать это одна, без своих верных соратников:

Алистер - второй серый страж из оставшихся в живых, верный друг, который хотел отдать за нее жизнь. В финале битвы они оба узнали страшную тайну Стражей - сразив Архидемона, страж умирает. И Алистер хотел пожертвовать собой. Но был другой выход... и он остался живым и правящим королем Ферелдена...

Морриган - дочь Флемет, дикая ведьма из Коркари, которую мать отправила в помощь Стражам. Морриган была остра на язык, и скрытна и Арея часто думала, как они похожи. Но все же опасалась ее. Эта ведьма сыграла чуть ли не решающую роль в исходе битвы - она дала шанс выжить Арее, и Алистеру сохранить трон. Она совершила древний магический обряд, позволяющий обоим стражам остаться в живых...Арея была благодарна ей, не смотря на то как Морриган спасла их...

Стэн - грозный великан кунари из далекой страны поразил Арею своей мощью и стойкостью. Тот был посажен в клетку за зверское убийство, но Арея на свой страх и риск все же освободила его и приняла в свой отряд. Он стал ценным компаньоном, не задающим лишних вопросов. Надежным и крепким, как стена. Арея уважала его...


Лелиана - послушница человеческой церкви, которая искренне поверила в Арею, указав ей путь Создателя. Правда, она оказалась на самом деле бывшим орлейским бардом и шпионом. Но она была очень милой девушкой, верующей и доброй. Конечно, Арея относилась к ней с опаской, но в конце концов, они сдружились немного. И стали биться рука об руку...

Винн - добрая старая волшебница, помогавшая эльфийке залечивать тяжелые раны. Она напоминала Арее ее отца своей строгостью и моралями, так что они часто ругались, но все равно приходили к компромиссу. Особая связь Винн с Тенью, с духом поддерживающим жизнь волшебницы, внушала Арее благоговейный трепет. Она всегда восхищалась ее мастерским волшебством...

Огрен - гном-берсерк из настоящего подземного города. Он был очень необычен для Ареи, они часто болтали обо всех чудесах их разных миров и пили эль. Гном всегда удивлялся тому что Арея не пьянела. А она умалчивала, где и в каком возрасте научилась так пить, и в свою очередь, удивлялась, его запасу крепких ругательств...


И был еще один человек, который присутствовал в ее жизни в тот момент, и без которого она бы совсем не могла представить свою жизнь.

Зевран.

Убийца. Ворон.
Когда она увидела его впервые...он был для нее лишь подосланный Логейном убийца. Она справилась с ним. Но когда он оказался поверженный у ее ног, такой красивый, такой похожий на нее... не смогла его убить. Она привела его в чувство, и, сначала, из самых расчетливых побуждений взяла его в свою партию. Она знала что могла ожидать от него удара в спину, и все же чутье ей подсказывало: "Оставь его рядом".

Конечно же, такой эльф, как Зевран, не смог не заметить насколько хороша была Арея. И хотя его повышенное внимание поначалу раздражало ее ...но потом, она поняла, что ей нужен кто-то, кто помог бы ей расслабиться и забыть на время о всех проблемах.

Сначала был секс, потом чувства.
Не в обиду Зеврану, секс был потрясающий. Она редко испытывала положительные эмоции от секса, в своей жизни ничтожной, используемой всеми подстилки. Зевран был мастер доставить удовольствие, и она была рада этому.
Но что-то переломилось в них обоих, в таких двуличных и переменчивых. Чувства стали дороже наслаждения. Не известно когда это началось, но в один прекрасный момент, обнимая ее и лаская, Зевран впервые начал рассказывать о себе. О своей жизни у Воронов, о первой настоящей любви, о том что ему нравиться. Она слушала. И понимала насколько они похожи...и насколько уже влюбилась в него.
Через какое-то время она стала рассказывать о своем прошлом. Именно перед Зевраном она впервые открылась, доверилась, заплакала на его плече. Они стали очень близки. И однажды, когда емц вновь пал выбор убить ее, предать, или же встать на ее сторону, он выбрал второе. И сказал что любит. И подарил маленькую золотую серьгу, на память.
Арея никогда ее не снимала.


Затем все потекло мирным руслом.
Алистер занялся государственными проблемами, Морриган исчезла в неизвестном направлении. Винн вернулась в магическую башню, Стэн наконец отправился домой. Лелиана решила вновь вернуться к Урне священного праха, Огрен стал пропадать в веселых пьянках. Все разъехались и разошлись. Один Зевран остался. Они вместе проводили столько времени, что их должно было уже начать тошнить друг от друга. Но они любили друг друга все больше.

И все же...
Одним кошмарным утром Зевран обнаружил дома записку от Воронов. "Мы знаем что ты жив, знаем что ты еще можешь умереть, и позаботимся об этом". Тогда они вдвоем постарались скрыться, Алистер дал им убежище в своем эрлинге. Они жили в маленьком деревенском домике у речки, вместе с крестьянской семьей. И все на время утихло.

А еще одним жутким утром, Арея проснулась одна в своей постели. В доме не было никого, ни крестьян, ни Зева. Она отправилась на поиски, но тщетно. Он не оставил никаких извинений или объяснений, просто исчез.

Как она ненавидела его после этого!
Вся ее жестокая и злая сущность, которую он на время смягчил своими объятьями, прорвалась наружу. Она хотела искать его, найти и убить. Отомстить. За то, что заставил ее страдать.

Но она не могла позволить себе этого. Стране опять угрожали порождения тьмы в отдаленном северном Амарантайне и Арея, по велению Алистера отправилась туда. В этом была ее судьба, ее жизнь...разбитая и несчастная.

В Амарантайне она опять ушла в темноту, и погружалась в нее все глубже и глубже. Против нового врага...Архитектора....она уже не дралась она сотрудничала с ним, она даже заключила с ним сделку. И хоть в конце она и убила этого монстра, но что-то, после этой сделки сделало ее душу еще темнее.

Амарантайн подарил ей встречу со старым другом. Огреном. Арея была несказанно рада ему, и его помощи в бою с новыми врагами. Когда же они праздновали победу, выпивая очередной бочонок эля, гном попросил ее рассказать, что же с ней случилось за все это время.

И что-то опять надломило ее. Она бросилась к нему на плече и рыдала, крича о своем одиночестве, о своей боли. Он сказал ей тогда "Найди этого вздорного Антивашку и вздуй как следует".
И когда ее миссия в Амарантайне закончилась, Арея, никого не слушая, отправилась на поиски. Полная решимости. Полная холодной мести. В ней ни капельки не осталось любви...почти.)
запись создана: 06.11.2010 в 16:58

09:28 

4 глава. "Тугие сети, острые ножи"

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Они сняли дом в столице Антивы, на то золото, что заплатил Арее ворон, и Лелиана собрала во время своих приключений. Оказалось, что жить в центре Антивы - ужасающе дорого, даже по меркам Орлея, но им надо было быть у всех на виду и создавать иллюзию праздности. Быть в центре событий - вот был из план; Устраивать пышные балы с участием воронов - вот план, вот ловушка, в которую рано или поздно должен был попасться Аранай. По тем сведениям, что дошли до Ареи, он пользовался той же тактикой, что и она в Вольной Марке - убивал у всех на виду, там, где было полно народу. "Даже в этом они думали одинаково" - с досадой размышляла эльфийка.
Они с Лелианой условились, что богатой хозяйкой должен быть человек, а эльф притвориться на время ее служанкой. Так выглядело правдоподобнее. И хотя Лелиана сначала протестовала, но с ролью освоилась быстро и ее стало не отличить от тех расфуфыренных дамочек высшего света, которым всегда скучно если они не покупают себе драгоценности. Они накупили себе дорогих нарядов, создали себе репутацию самых глупых и богатых кокеток. Расставили сети. И стали ждать.
Удивительно, но кажется никто в Антиве слыхом не слыхивал о Вив Эсомбре. Не то что бы это уязвляло Арею, просто она действительно старалась, чтоб ее слава разошлась как можно шире. Она появлялась и в Андерфелсе, и в Марке, убила несколько антиванских дворянских олухов. Но здесь, в столице Антивы никто не придавал этому значения. Кажется здесь вообще ничему не придавали значения.
Антива была жарким местом. Удивительно пышным в центре страны, и пугающе бедным на периферии. Богачи жили во дворцах, бедняки - почти что в деревянных ящиках! И все считали это нормой. "Как в Денериме!" думала Арея, гуляя по окраинам города. Повсюду бегали полуголые детишки, женщины просили подаяния или продавали себя, а мужчины поджидали за углом, желая срезать кошелек. К счастью, Арея всегда гуляла там под видом бедной старушки в грязных лохмотьях. Так к ней никто не присматривался, но зато она могла беспрепятственно наблюдать за окружающими.
Конечно, она не просто из любопытства ошивалась в бедных кварталах. Она проверяла те места, в которых, по заверению Тёмного Волка, Аранай чаще бывал. Она даже видела его старую каморку, рядом с сапожной мастерской. Пустота и бедность этого места все же удивила ее, хотя она и представляла нечто подобное. Она обнаружила там двух молодых мужчин в плохеньких доспехах, выглядевших голодными и злыми. Ее прогнали. Но она еще долго стояла рядом с домом, впитывая запах который исходил от мастерской. Кожа... аромат показался ей терпким и горьковатым, сильно бьющим в нос. Ей понравилось.
Зеврана нигде не было видно.По меньшей мере это выглядело подозрительно. Арею даже посетила однажды мысль, что кто-то уже убил его. От такой идеи она пришла в ужас и постаралась забыть о ней тут же. И хоть ей было не ясно, то ли она сама хотела его убить, то ли вообще не хотела его смерти...
Но так или иначе, чутье подсказывало ей, что Зевран все еще жив.
А она верила своему чутью.

***
- Вы слышали, Мередит, - обратилась пухлая мадам Жоррелье к Лелиане, - младший принц проявил к вам огромный интерес на последнем приеме! Как вы на это смотрите?
Рыжеволосая девушка кокетливо улыбнулась гостье и небрежно махнула рукой:
- Все принцы таковы! я так от них устала! - по уговору с Ареей, ее акцент был усугублен до такого состояния, что мадам Жоррелье едва поняла, что сказала орлесианка.

Тетка толкнула ногой Арею, которая в тот момент как раз массировала ее левую ступню, и гаркнула:
- Ты, эльф, работай быстрее! Я не чувствую, что ты стараешься!
"Еще бы", подумала Арея, " с такой слоновьей кожей на пятках ты и укуса порождения тьмы не почувствуешь". Однако, эльфийка прилежно продолжила натирать деревянную ногу Жоррелье, царапая руки об длиннющие ногти. Что за унижение!
- Но я уверенна, Мередит, - голос толстухи стал слащавым и льстивым, - вы обязательно пригласите его, на тот грандиозный бал, что устроите после завтра!
Пока Лелиана что-то невнятно отвечала, Арея думала о том, что для правила "не убивать невинных людей" иногда надо делать исключения. Когда невинные люди весят тонну, например. Или имеют нижнюю часть туловища голема. В конце концов, лицемерных хамок точно надо ставить на место. Однако, она подавила горячее желание достать из рукава свой маленький ножик и проделать в ступне Жоррелье "чувствительную" дыру. Эта живая мельница нужна была ей, в качестве источника самой свежей информации. Что бы не случилось, эта женщина всегда узнавала обо всем первой, и это было полезно. Может она расскажет о каком нибудь странном убийстве или еще каком необычном случае...
Лелиана громко рассмеялась от какой то пошлой шутки своей гостьи, чем вернула Арею в действительность. Тут послышался стук в дверь.
- Госпожа Меридит, - произнесла еще одна служанка эльф, заглянув в комнату, - там пришли.
- Мм, ко мне? - улыбчиво ответила Лелиана.
- Н-нет, просят вашу Миллу, - услужливо поправила эльфийка, кивая головой на Арею. "Какое отвратительное имя Милла" - подумала Арея поднимаясь с колен, и оставляя ногу Жоррелье в покое. Ирония, но имя спасло ее от массажа второй лапищи этой туши. Арея уже собиралась выйти, как вдруг поняла, что о чем-то забыла. Она обернулась глядя на сконфуженную Лелиану и возмущенную Жоррелье.
"А! точно! Надо отпроситься у "госпожи"!"
- Миледи, могу я уйти?
- Конечно, Милла. Только не на долго. К пяти часам я жду тебя, мы едем к шляпнику, - заметила Лелиана. Она не знала, как впрочем и Арея, кто ждал эльфийку в прихожей, поэтому ее ответ получился немного более настороженным, чем нужно. Арея развернулась и быстро шмыгнула в дверь, услышав по дороге как Жоррелье недовольно бурчала:
- Вы так добры к своим слугам, милая! Вот я своих бью розгами...
Арея заметила про себя, что нахалку теперь уже нельзя назвать невинной. И хоть прирезать ее нельзя, но хотя бы повыдергать ногти, вполне позволительно.
Эльфийка спустилась по лестнице от покоев Лелианы, прошла танцевальную залу и наконец оказалась в прихожей. На скамейке у стены сидел гном. Грязноватый, но знакомый ей. Под видом старухи, она передала ему золотой от знатной госпожи из центра, чтобы тот следил за появлением "одного эльфа". Она многим беднякам давала такое задание, рассказывая, что "знатная госпожа очень щедра, и дала бедной старушке денег".
- Э-э, эт ты деваха Милла? - неловко начал гном, поднимаясь с насиженного места.
- Да, - осторожно произнесла Арея, разглядывая гнома. Тот выглядел чем-то взволнованным.
- Что вам угодно?
- Я, э-э, мне тут одна бабка приболтнула, что ты, э-э, вы, ищешь остроухого с размалеванным лицом?
- Ищу. Но в городе достаточно татуированных эльфов. Кого конкретно вы имеете ввиду?
Гном кажется задумался, осознавая вопрос. Прошло примерно секунд десять, перед тем как он ответил:
- Аранай, его кличут. Он тать хороший и душегуб. Вот сейчас только видел его в "Церквушке".
- В "Церквушке"? - не поняла Арея. Гном хохотнул:
- Ну публичный дом в порту!..
"Конечно. Могла бы и сама догадаться."
- Хорошо, - улыбнулась гному Ария,от чего тот просиял, - вот, вы честно заработали.
Она отсчитала три золотых в грубые мозолистые руки.
- Вот спасибо тебе, краса, вот за такое предки тебя милуют!Вот спасибо!...
Все еще повторяя всяческие благодарности гном вышел за дверь. Как только он ушел Ария пулей выскочила из прихожей и бросилась к лестнице.
На второй этаж!
В свою комнату!
К сундуку с обмундированием!
Она сбросила с себя легкое шелковое платье так быстро, будто спешила не убить любовничка, а прыгнуть к нему в объятья. В сундуке она откопала свои старые доспехи Провокатора, подаренные Лелианой еще во время мора. Они были удобные и прочные, к тому же в них можно было быстро бегать и долго не уставать. Арея нутром чувствовала, что придется побегать. Она схватила со стойки свои кинжалы, запихала их за пояс, рассовала пару лечебных припарок по кармашкам, наскоро повязала плащ и бросила взгляд на красную ленту и маскарадную маску, приготовленные для скорого бала. Черная бархатная маска закрывала пол лица и прятала волосы под пучком из черной сетки...может одеть ее? "Зачем? Ведь он должен знать, что это Я!" - пронеслось в голове. Но эльфийка, все же, взяла украшение. "Это будет эффектно, сначала повергнуть его к своим ногам, а потом открыть свое лицо, перед тем как прикончить! Он будет шокирован...Да, Лелиана не должна знать об этом"
Еще мгновенье и красная лента тоже оказалась надета. Вив Эсомбра и в Антиве будет праздновать свои победы.
Арея, воодушевленная, вышла в коридор, где из соседней комнаты все еще доносился разговор двух дамочек. Эльфийка бесшумно прошла мимо двери, никто ничего не услышал.
Вниз!
На улицу!
К "Церквушке"!

Лелиана видела в окно мельком, как знакомая фигура удаляется от дома в направлении порта. Ее обуяло непонятное чувство тревоги.
- Милая, а кем вы нарядитесь на маскарад? Не расскажете мне по секрету? - проворковала мадам Жоррелье. Лелиана улыбнулась, стараясь скрыть озабоченность с лица, и ответила:
- В моем гардеробе завалялся наряд охотницы...

***
На перекрестке Арея остановилась, разглядывая "Церквушку", стоящую на обрыве, уходящем прямо в море.
Она была поражена.
Бордель и правда находился в старом здании церкви.
Вверх устремлялись несколько башенок, на которых раньше были кресты. Над порталом главной двери, там где когда-то были высечены какие-то важные слова из молитв, теперь были прибиты доски с нарисованной развратной монахиней и надписью: "Здесь грешим, здесь и каемся."
Да, такое могло произойти лишь в Антиве. И именно там скорее всего и можно найти Зеврана. Ох, видела бы это Лилеана...
Арея собралась с мыслями и направилась ко входу.
Еще не открыв дверь она услышала знакомый смех и развеселую музыку. Рука ее застыла в нескольких сантиметрах от ручки двери, и по спине пробежал холодок сомнения.
Нет. Никаких сомнений.
Она резким ударом распахнула дверь. Взгляд ее молнией пробежал по лицам, тех кто находился в помещении. Несколько размалеванных пышногрудых девушек - шлюхи, одна мадам строго следит за всем из темного угла - хозяйка, неприятный тип за стойкой - что-то вроде бармена. Остальные - посетители. Где же, где...
Знакомая улыбка, две полосы татуировки на щеке. Изменился немного - волосы коротко подстрижены, легкий шрам на лбу. Но она все равно его узнала.
Все лица обратились к ней. Краем глаза Арея заметила, как какой-то мужик испугался и побелел при виде ее красной ленты. Отлично! Кто-то ее узнал все-таки. По толпе прошел легкий шепоток и теперь уже многие смотрели на нее с испугом.
- Мне нужен только один из вас, остальные могут уйти, - Арея произнесла все это низким и резким голосом, тем который так ее пугал. Но она не стала отвлекаться на этот раз. Ее рука с обвиняющим перстом указала на Зеврана. Тот насмешливо улыбнулся:
- А ты кто такая, дорогуша?
Арея не успела ответить. За нее уже сказали:
- Вив Эсомбра!- прокричал кто-то испуганно. Удивительно, но это имя подействовало на всех как сигнал тревоги. Все таки здесь знали о ее похождениях. "Делали вид что им все равно? Ну что ж, теперь они уже ничего не смогут от меня скрыть..."
Первым из борделя выскочил бармен, за ним побежали работницы "Церквушки" с визгами и криками. После беспорядочной толпой все остальные покинули заведение, а последней к двери пробралась хозяйка борделя, по пути хлопнув Зеврана по плечу и сказав:
- Не попортите мне здесь ничего.
Они остались одни.
Зевран глядел на Арею с изрядной долей любопытства, но все же в его взгляде сквозило пренебрежение. Он точно не узнал ее, иначе здесь бы была совсем другая реакция. По крайней мере, он бы точно воспринял ее всерьез...
Эльфийка снова почувствовала дрожь, но на этот раз уже от злости.
- Значит ты - Вив Эсомбра? - протянул эльф спокойно, - а я все думал, когда же вороны догадаются подослать ко мне эту девчонку. Мне говорили - ты красавица писаная, и вот ты появляешься в маске. Это какой-то подвох, да? На самом деле у тебя два носа и заячья губа?..
Он издевался. Арея ощутила естественное негодование, но справилась с ним. Она даже не удостоила его ответом. Просто презрительно фыркнула.
- Ладно не дуйся, куколка. Перед тем как убить тебя я все же загляну тебе под маску. И, если ты мне понравишься, подарю тебе немного удовольствия перед смертью.
- Даже если ты дерешься также хорошо, как бахвалишься, эта смерть будет твоей, и поверь перед ней ты испытаешь только муку, - прошипела в ответ эльфийка. Ее голос был похож скрежет когтей о металл.
- А ты грозная! - усмехнулся Аранай, вытаскивая из за пояса изящный клинок, - люблю таких.
Меч Дункана. Это она подарила. Зачем эльф все еще носит его?
Все, предел.
Арея сделала выпад вперед, бросая кинжал. Тот полетел, по иронии судьбы,эльфу в пах, но Зевран увернулся.
- Эй, начинай лучше с головы, браска!
Второй кинжал попал в стенку позади эльфа, пролетев в миллиметре от левого уха.
- Не воспринимай ты так буквально! - рассмеялся Аранай и в свою очередь бросился в бой.

Он легко преодолел расстояние между ними, Арея едва успела увернуться и вытащить третий кинжал из-за спины, когда его меч просвистел у нее над головой. Схлестнулись!
"Нет, куда воронам до него! Как будто он все эти месяцы проводил в постоянных тренировках! Удары безупречны, нападение такое, что еле успеваешь отскочить, защита не оставляет никаких лазеек, чтобы пробиться."
Если бы Арея не была также натренированна, он бы сразил ее первым же ударом. Но в конце концов, она не собиралась уступать, и управлялась с кликом также ловко. Он все же сделал неверный выпад, поддавшись на ее обманку и тут же получил по ребрам.
Они отпрыгнули в разные стороны чтобы отдышаться.
Зевран коснулся места удара. Царапина... но еще не прошло и минуты с начала схватки. Эльф издал сдавленный смешок:
- Ловкая Тень...
- Зато ты неловкий, - фыркнула Арея, доставая четвертый кинжал, чтобы обе руки были заняты.
Несколько секунд они стояли, оценивая друг друга.
- Продолжим! - крикнул эльф и опять налетел на эльфийку.
На этот раз ей действительно пришлось защищаться и отступать - его атака была воистину превосходной! Как будто первая кровь придала ему азарта, он не давал Арее продыху! Даже с двумя кинжалами она уступала ему.
Откуда в нем было столько мастерства и силы? Кажется, совсем недавно Зев проигрывал ей в спаррингах. Они часто бились по ночам, уйдя от лагеря, и они были почти равны. Недавно? Ужасно давно. Он стал чудовищем в драке с тех пор.
Отвлекшись на мгновенье она позволила Зеврану задеть ей плечо.

Они опять разбежались по углам тяжело дыша, и Арея почувствовала как теплая кровь течет по руке.
- Неплохо, - недовольно произнесла эльфийка, поправляя наплечник.
- Подожди, дорогуша, ты у меня будешь кричать о том, как я хорош! - коварно улыбнулся эльф.
- Продолжим! - бросила Арея. На этот раз она атаковала первой.
Ошиблась, ошиблась...она не успела прийти в себя. Надо было подождать еще немножко. Он подхватил с пола ее первый кинжал и теперь бился двумя руками. Выпад! Выпад!..

...Каким-то непонятным образом она оказалась на лестнице ведущей в одну из церковных башенок. Она поднималась наверх, отступая, под шквалом его ударов. "Боже, он просто монстр! Что если он победит?" - предательски закралась в голову мысль. Ну нет! А даже если это случиться, сначала она сама себя заколет, чтоб не видеть его самодовольной ухмылки, когда маска слетит с ее лица.
Сейчас эта бархатная обманка казалась ей куда нужнее, чем раньше.
Она выбила спиной дверь, оказавшись на верхней площадке башенки. Она была достаточно широкой чтоб разместить двух фехтующих эльфов, и ограждалась каменными зубьями.
Аранай опять напрыгнул на хваленую Вив Эсомбру и та вскочила на край зубчатой огородки, стараясь сохранить равновесие.
- Скажи мне, что я лучший мужчина в твоей жизни, и я дам тебе шанс спуститься на землю! - насмехался Зевран.
- Да пошел ты! - рыкнула в ответ Арея, вставая в полный рост. Опасное положение, прямо за спиной церковная стена переходила в край обрыва. Если она не удержится...то в лучшем случае, упадет на скалы.
Зевран не бы удовлетворен ответом.
- Мне говорили, что ты умеешь управляться с клинками. А ты всего лишь девочка, решившая поиграть в убийц. Давай так, - эльф отошел к противоположным зубцам башни и взобрался на один из них, - ты снимешь маску, и сможешь один раз кинуться в меня своим замечательным кинжалом, для удовлетворения. А потом я убью тебя и спущусь вниз чтоб закончить то приятное дело, от которого ты меня отвлекла. Идет?
Он мило улыбнулся. Арея звонко расхохоталась.
- Я все равно убью тебя первой, - ответила она и бросила в эльфа кинжал.
Удар пришелся в ногу. Изумленный Зевран успел спрыгнуть на площадку башни, чтоб не свалиться. Арея опять расхохоталась, она хотела закончить дело, но реакция эльфа была молниеносной.

Ее собственный кинжал из его рук метнулся ей в живот.
Так глубоко и с такой силой...
что она не удержалась.

Воздух тепло обдал ей спину, это было самое приятное ощущение, которое ей довелось испытать. Она видела, как край башни резко поднялся вверх над ней, в след за ним и вся стена, затем обрыв навис своей кручей... И последнее что она заметила, перед тем как соленые брызги залили ей глаза - улыбающийся эльф, держащийся за каменную стену и глядящий вниз на ее паденье..."Все?"

***

"Нет, не все!"
Железные руки инстинктивно вырвали инородное тело из под ее ребра, тут же закрыв рану маленькой припаркой. Это остановит кровь на время, но ей хватит, чтобы выбраться на берег. Побережье, тут близко, она сама видела, обрыв плавно переходит в обмельчавшую косу. Там есть гроты, они ведут к суше. к спасению.
Она не собиралась сдаваться.
Сильные уверенные гребки подняли ее голову над поверхностью воды. Маска намокла, но не слетела...черт, плащ тянул на дно. Она использовала свой маленький ножичек, чтоб разрезать завязку. Плащ отцепился и медленно стал погружаться в глубь.
Она мельком взглянула на церковную башню: он еще там , он заметил? Оба вопроса получили положительный ответ - эльф со смесью изумления и тревоги смотрел, как она выплывает к берегу. Зевран не оставит это так. Он добъет ее если успеет.

Арея превозмогая себя поплыла в направлении берега. Хорошо что вода была теплая, а то ей бы, скорее всего, свело конечности и она бы утонула. Арее казалось что это удивительно тяжело - двигать руками и перебирать ногами, а побережье после каждого ее гребка ничуть не становилось ближе. Однако спустя, наверное, целую вечность Арея почувствовала под ногами дно. Она нырнула и тут же обнаружила спасительную дыру грота.
Проскользнув внутрь Арея, спустя несколько секунд, вынырнула в подземном озере. "Немного отдохнуть....прислониться к прохладной земле...и уже не встать? Нельзя! Поднимайся сейчас же!" - заставила она себя.
И пока никто не явился туда, чтобы присечь ее поползновения к жизни, эльфийка направилась к светлому кругу выхода из пещеры. На пол с плеча соскользнула развязавшаяся ленточка...но она не стала ее поднимать. Ей была дорога каждая секунда.

11:35 

5 глава. "Вот зачем нам нужны эти сплетницы"

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
- Бессовестная!..
- Ну испортила я доспех, испортила! Задушишь меня за это?
Лелиана прямо таки кипела от негодования. Ровно в пять, как и договаривались, Арея вернулась домой. Но через черный ход и тайком. Когда Лелиана обнаружила партизанку, та делала сама себе перевязку.

Рана оказалась несколько глубже, чем Арея представляла. После прибытия в безопасное место она впервые ощутила, как болит порез. Двигаться с такой болью вообще было нельзя. Но эльфийка пересилила себя: "Ты же Страж, мать твою, возьми себя в руки и терпи! А то распустила сопли, нагова задница!" - на этот раз внутренний голос орал ей в ухо басом Огрена. Она повиновалась и чудеса - все же дошла до дома. Подвиг - она даже смогла забраться на кровать и использовать пару сильных припарок...

И все бы хорошо если б на нее не налетел рой упреков и возмущений, под названием Лелиана:
- Ты же обещала мне, что одна никуда не пойдешь!
- Да, но ты ведь не знала, в какое место я шла. Тебя бы оттуда, как ветром бы сдуло...
- Что за детские уловки, Арея! Я с тобой на Глубинные Тропы ходила! Тем более тебя, вот, ранили...
- Не напоминай мне. Позор на мою голову!
- Глупая, тебя же могли убить! Расскажи мне сейчас же, где ты была и что случилось! - Лелиана была неумолима.

Если б она с таким же рвением флиртовала с Антиванским принцем, точно бы уже стала королевой.

Арея только хмыкнула и стала во всех подробностях рассказывать ей свое приключение в порту. Когда она дошла до описания "Церквушки", подруга пришла в неописуемый ужас и возмущалась пока ей хватило дыхания. Но когда Арея поведала ей о схватке с Зевраном, Лелиана замолкла и слушала очень внимательно. Взгляд ее выражал недоверие и тревогу.
- Ты серьезно или смеешься надо мной? Он победил тебя?
- Я не знаю, как это вышло... - стыдливо промямлила Арея.
- Позволь мне высказать предположение, - Лелиана хитро прищурилась, - ты не хочешь его убивать.
- Иди к дьяволу, Лелиана! - Арея, забыв что у нее все болит, кинулась в подругу подушкой, но промахнулась: мышцы в руке тут же заныли, как духовой оркестр.
- Это или так, - уверенно продолжала Лелиана, - или у тебя заранее был план, сначала проверить Зева и получить кинжалом в живот, только чтоб он подумал будто ты любительница. Но что-то я сильно сомневаюсь.
- Да, второе более чем вероятно, - Арея закивала. "Я хотела его убить, просто..он действительно так силен?"
- Вероятно, что ты просто хотела увидеть его.
- Нет...всмысле, да, но не так, как ты это понимаешь. Давай закроем эту тему.

Ей самой нужно было разобраться со своими чувствами.
- Хорошо, - вздохнула Лелиана, - а маска тебе зачем нужна была? Ты же хотела...
- Создать эффект внезапности. Ты же видишь, она пригодилась.
- Да, но на что стала похожа? Посмотри, сетка отслаивается... придется обрезать.
- Проще купить новую.
- Нет не проще, Ари, сама знаешь денег у нас не так много как мы хотим делать вид. Надо же платить за дом, жалование слугам отдавать...
- И сколько они получают? Наверняка больше меня... - притворно обиделась Арея. Но Лелиана на шутку не отреагировала.
- Тебе надо быть менее самоуверенной и более осторожной. Вив Эсомбра...это чудо что ты осталась жива.
- Да, я сама не понимаю куда девалась вся моя сноровка.
- Напомнить куда? - хихикнула Лелиана
- Заткнись! - теперь Арея просто махнула на нее рукой. И то это было ужасающе больно.
Лелиана замолчала на время. Она стала помогать эльфийке перевязывать рану. Порез уже не выглядел так ужасно, но рыжая все равно недовольно покачала головой. Еще немного помолчав она вдруг стала напевать себе под нос какую-то песенку, сначала тихо, а потом так чтоб Арея слышала:

...Позади стеной - город роковой
Впереди пустыни жаркой долы
Мчится ад живой, мчится над землей -
Тень твоя, летит в огневом камзоле...

- Что это такое? - нахмурилась Арея.

Берегись дурак, если злата звон
Чаще слышишь ты, чем игру на домре
Все твое добро - только сладкий сон,
Знай - душа твоя, отойдет Эсомбре...

- Боже Лелиана! - расхохоталась Арея, - Неужели они сочинили про меня подобное?! Даже песня про Героиню Ферелдена, лучше...
- Это только начало, дальше описывается, как ты голыми руками отрываешь головы всем, кто тебе не мил! О, Ари, когда я услышала эту песню подумала, что ты прямо чудовище.
- Так ведь это правда, - тихо ответила Арея. На нее налетели нехорошие воспоминания.
Лелиана опять покачала головой.
- Нет нет, и еще раз нет. Ты очень хорошая.
Арея глянула на подругу, на ее серьезное лицо и прыснула, от того как наивно это было сказано.
- Хочется верить. Я изменилась Лелиана, очень сильно. Не думаю, что в лучшую сторону. Последнее время я чувствую это все сильнее. Иногда даже приходит в голову мысль, не сделали ли со мной в Амарантайне чего? Я ведь рассказывала тебе, как мы с отрядом попали в логово к этому отвратному Архитектору...
Лелиана замотала головой как угорелая, на что эльфийка снова рассмеялась.
- Иногда я думаю, что это просто злость. А порой кажется, что это действительно скверна...
- Прекрати говорить глупости! Я знаю тебя давно и ты никогда не позволяла злости или чему-то еще завладеть собой.
- Ну, один раз позволила же? Теперь вот устраняю последствия.
Лелиана состроила недовольную рожицу:
- Почему ты всегда все рисуешь так черно? Вот лучше послушай, что я узнала у Жоррелье сегодня.
- Только если это бесполезные сплетни, Лил...
- Да нет же! - Лелиана вздохнула, - Эта женщина сводит меня с ума, но рассказывает все точно. Представь, она шепнула мне "по секрету", что что на границе с Вольной Маркой...
- ...Видели порождений тьмы? - сощурилась Арея. Но Лелиана лишь вновь отрицательно покачала головой.
- С чего ты взяла?
- Да так, наобум ляпнула, - Арея снова легонько махнула рукой.
- Нет. На границе с Маркой видели Анору.
- Логейнову дочь? - от такой новости эльфийка даже подскочила на кровати, - Я сама упекла ее в тюрьму....она должна была уже сгнить там!
- Она сбежала! Старые соратники ее отца помогли ей выбраться из заключения.
- Невероятно! И куда она направляется?
- Похоже, как можно дальше от Ферелдена, - с заговорческим видом ответила Лелиана, - Болтают, что она скоро прибудет в Антиву...
- Но зачем?
- Спрятаться? Кто знает.
- Я знаю эту стерву. Она просто так ничего не делает, - нахмурилась Арея. Лелиана заботливо уложила ее обратно в кровать.
- Так или иначе, тебе надо отдыхать. У нас после завтра маскарад, и нужно еще переделать тебе маску.
Арея опять рассмеялась, глядя как ее подруга собирается уходить.
- А я то думала, зачем нам нужны эти сплетницы... - она задумалась на секунду, а затем сказала, - Спасибо, Лил.
- За что? - улыбнулась Лелиана.
- За то, что нянчишься со мной. За то, что выслушиваешь мой бред и не даешь мне киснуть. Знаешь, что я думаю?
- Что?
- Что я зря тебя вытащила из церкви.
- Всмысле?! - не поняла Лелиана. Арея ухмыльнулась:
- Из тебя бы вышла прекрасная монахиня.
- А... - Лелиана хихикнула и выскользнула за дверь:
- Только попробуй не поправиться к маскараду. Если Зевран там появиться, ты себе этого не простишь!
С этим она закрыла дверь, а Арея закрыла глаза.

18:33 

6 глава. "Маски, лица и опять маски."

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Был вечер. В городе царила праздничная атмосфера. По крайней мере для тех кто был накануне приглашен на тот чудесный вечер, что устраивала Мередит Аллис - некая богатая орлесианская зазноба. Кажется это был маскарадный бал.

Ну и какую ему нужно было надеть маску?
Ту, которую он всегда носил или что-нибудь новенькое?

- Ты куда-то уходишь? - поинтересовался громадный кунари с перевязанной головой, сидящий в старом кресле. Он был таким мускулистым и необъятным, что не только кресло - даже скромная комнатка эльфа казалась ему мала. Зевран посмотрел на великана снисходительно:
- Я не надолго, не волнуйся, мамочка.
- У меня голова раскалывается... - кунари коснулся черепа в том месте, где его недавно пробили. Дыра уже почти зарубцевалась.
- Выпей ту настойку, что принес Фабиза. И пожалуйста не сломай здесь ничего, пока меня не будет. Вещи казенные.
- Что? - кунари все еще плохо соображал после ранения.
- Будь паинькой, Стэн. Сиди тихо.
***

Бал был в разгаре.
В зале было полно народу, но, естественно, больше было дам. Огромное Количество Женщин. Маленьких, высоких, тучных, худых, бесформенных, фигуристых, страшненьких, обаятельных, красивых, неприятных, опасных... Огромное Количество Платьев. Любых форм и расцветок из любого материала, а иногда даже вообще из ничего. И все дамы были в масках, по велению многоуважаемой Мередит.
Лелиана бесилась, когда к ней постоянно обращались с поклонами и называли ее госпожой. Арее было немного непонятно, почему подруга так ведет себя, ведь это была ее стихия. Но голову она не заморачивала, ей нужно было разносить напитки, как и всем официантам.

Опять же, официантки были в маскарадных костюмах, причем Лелиана решила, что лучшим прикрытием для Ареи будут одинаковые наряды у всех них. Черные маски, тонкие сатиновые платьица ярко-красного цвета, волосы собраны в пучок. Невнимательный человек вряд ли отличил бы двух одинаково сложенных эльфиек в таких одеяниях. А официанток вместе с Ареей по залу бегало целых шесть, так что никто и не старался их разглядывать.
Они должны были только разносить вино.
А одна - убить гостя...
У них был продуман четкий план, Арея носила с собой маленькую коробочку со снотворным порошком, чтобы в нужный момент *"если он настанет"* подсыпать в бокал Зеврана. Затем они перенесут его наверх, как хорошие хозяева, допросят и убьют.

Лелиана сначала сомневалась, узнает ли эльфийка своего бывшего в костюме. Но Арея заверила подругу, что даже если он отрежет себе кончики ушей встанет на каблуки и притвориться человеком - она его узнает.

У нее ужасно болела спина и мышцы преса. Конечно, она была достаточна сильной для эльфийки, и к этому прибавлялась сила Серых Стражей, но когда ее ранили, она осознала, что, возможно, она и ловко рубит тупых порождений тьмы на право и налево, но сама по себе мало что представляет. Она столько времени по-настоящему не дралась.... Арея была хорошим бойцом, но когда-то давно.

"Если ты умеешь резать слабых людей и безмозглых монстров, это еще не значит, что ты лучше всех и вся." Для того чтоб восстановить сноровку придется снова тренироваться и тренироваться.

"Откуда в тебе было столько самоуверенности? Откуда столько стремления драться, если уж на то пошло? Почему ты, как одержимая, возомнила себя бог знает кем и была уверенна, что все должны натыкаться тебе на нож и следить за твоими эмоциями? Что ты делаешь здесь, в Антиве, мстишь за что? За то, что Зевран наконец одумался и понял какая тварь спит в его постели?..."

Все эти мысли, нагнетая и без того подавленное состояние, витали в ее голове, когда кто-то грубо толкнул ее:
- Браска, что ты застряла здесь, женщина? - прошипел эльф в костюме петуха.
Арея приготовила свой самый уничтожающий взгляд, но почувствовала вдруг такую тоску и отвращение к самой себе, что опустила голову и прошептала:
- Извините.
"Бесполезная, самоуверенная, глупая. Почему тебя не озарило лет 20 назад? Ты смешна в этом мире со своими моральными принципами и верой в лучшее. Здесь нет морали и жизни хорошей нет. Нет справедливости. На самом деле ты ничуть не лучше всех их. Ты просто придумала себе, притворяешься кем-то еще, а не той грязной шлюшкой из Эльфинажа, какой тебя знают дома. Засунь свои надежды себе в задницу и будь той, кем тебя хотят видеть другие, а не ты."
Кто-то опять налетел на нее, и она уже хотела вновь извиниться, когда поняла, что на нее навалился труп.
- О боже! - Арея действительно не ожидала такого поворота событий. Рядом с ней начали раздаваться испуганные визги и крики, эльфийка с трудом удержалась на ногах, под тяжестью тела человеческого мужчины. Она выругалась сквозь зубы и сбросила его с себя на пол. Люди расступились.
- Граф Легро!
- Боже он мертв!
- Кто это сделал? Кто?!
- Я, - на средних ступенях лестницы стоял уже знакомый Арее эльф-грубиян, маска его была снята, и он глядел на всех присутствующих надменным взглядом. Как она могла его упустить?! Зазевалась, дурочка, а он уже пришлепнул очередного ворона.
- Кто-то хочет драться со мной? - смеялся Зевран, глядя на испуганную толпу, - спорим, что вы даже пальцем до меня не дотронитесь и я выйду отсюда целехоньким через главную дверь!? Ну давайте же, трусы, кто хочет драться со мной?
- Мы с тобой не закончили, - ответила Арея поднимаясь с колен. У нее почему-то не вышло сделать голос таким же грубым, как раньше, но эльф кажется узнал ее. Она собиралась с ним биться в таком состоянии? Нет. она сейчас вообще не была способна поднять оружие. Вся надежда была на Лелиану. К счастью, та уже готовилась к нападению.
- О-о, госпожа Эсомбра? Вы живы? А я то надеялся, что вы хорошо точите свои кинжалы... - фыркнул эльф. Арея выдохнула и сдернула с себя наконец маску:
- Ты спутал меня с кем-то, Зевран. Я всего лишь твоя старая головная боль.
Эльф замер, прямо-таки захлебнувшись новыми издевками.
Сначала он сильно побледнел, затем улыбка сползла с его лица превратившись в странную непонятную гримассу. Все что можно было сказать, глядя на него - "это было неожиданно".
- Рея? - тихо спросил он, кажется вообще не понимая, почему он опять произносит это имя в слух. Так только он называл ее. Она вздохнула:
- А ты не ждал меня, не так ли? - смесь горечи и злости вновь превратили голос эльфийки в скрежет.
- Не...ждал, - с трудом сказал эльф, и тут наконец заметил Лилеану, подкрадывающуюся к нему снизу.
- Нет! - крикнул он и кинулся вверх по лестнице.
Арея осталась стоять на месте, чувствуя себя опустошенной и несчастной. Люди не знали как реагировать, кто-то ушел еще до начала разговора эльфов, кто-то послушал но все же решил смыться. Никто не говорил о Вив Эсомбре, и это было хорошо для Ареи. "По крайней мере никто не станет хватать под руки и увозить в сырую темную клетку." Кто-то причитал о гибели Легро, кто-то смеялся и обсуждал, кем могла приходиться известному убийце какая-то служанка. Почему-то решили, что сестрой. Арея снова скверно выругалась, чувствуя что от напряжения у нее снова разошлась рана.
"Надо отдохнуть от всего этого."
В углу стояла скамейка, она пробралась через толпу, медленно с трудом, будто постарела лет на 40. Села. Опустила веки, такие тонкие и уставшие.
- Он ускользнул через окно! - госпожа Мередит быстро спускалась с лестницы, оглядываясь в поисках своей служанки, - Все маскарад окончен! Уходите все!
Она подбежала к Арее, помогла ей встать, затем увидела что никто не послушал ее первого приказа.Тогда она крикнула еще громче и властно:
- Пошли вон!
Толпа стала расходиться. Лелиана повела подругу наверх, та чувствовала себя совсем разбитой. По дороге Лил приказала слугам:
- Уберите труп и все вымойте здесь.
- Он не ждал меня. Меня никто не ждет, - горько сказал эльфийка.
- Тебя ждет постель и лечебные настойки, пока не поправишься полностью. А с Зевраном... еще бы! Он ждал тебя также, как я жду увидеть Андрасте воплоти! Но он помнит кто ты, остальное дело техники.
- Ты не хочешь видеть живую Андрасте? - удивилась Арея когда они уже поднимались по лестнице.
- Я хочу, но знаю что это почти невозможно, - вздохнула Лелиана подталкивая подругу вперед к двери.

***

Он ворвался в свою комнатку, совершенно не глядя на уснувшего в разломанном кресле кунари, и кинулся к своему столу. В беспорядке на нем лежала потрепанная красная лента, он схватился за нее и прижал к лицу вместе с руками.
Она здесь, и он чуть не убил ее. Она жива и она в Антиве. Боже какой кошмар...
Что она здесь делает? Ищет его?!
Взгляд эльфа метнулся к похрапывающему великану в центре комнаты. Он криво усмехнулся:
- Вставай, кунари, мы уходим отсюда! Вставай же, у нас срочная работа...
Стэн очнулся с трудом открывая глаза.
- Что случилось?
- Срок моей работы сократился до нуля, так что собираем вещички, мне сейчас же нужно закончить кое что!
- А я?
- Ну не оставлять же тебя здесь в таком состоянии?! Браска, ты не можешь двигаться быстрее...
Спустя каких то пять минут прежде обжитая комнатка эльфа, стала абсолютно пустой.

19:08 

7 глава. "Открытия и предзнаменования".

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
- Отвратное чувство. Будто ты упал в колодец с ледяной водой, на дне которого острые лезвия. Ты барахтаешься, не можешь выбраться и дно царапает тебе пятки. А потом все заканчивается.
Небритый мужчина с хвостиком и сережкой в ухе улыбался ей. Уже больше двух лет он был мертв.
- Я сплю, так? - осторожно поинтересовалась Арея. Она как и прежде сидела в карете, которая мчала ее все дальше от столицы Антивы, Дункан же присел на сиденье напротив нее. Прислонившись к бархатной стенке экипажа и поглаживая себя рукой по щетине, он выглядел вполне реальным. Давно ей уже не снились подобные сны.
- Верно, Арея. Я пришел в твой сон, чтобы напомнить тебе о том, что ты Серый Страж.
Арея нахмурилась.
- Я помню.
- Да, но ты забыла что значит быть Стражем.
Дункан смотрел на нее и говорил так, будто это была дружеская болтовня. Эльфийка чувствовала себя неловко. Она всегда чувствовала себя с ним так, считая его кем-то слишком серьезным и великим, чтоб опускаться до дружеской болтовни.
Из-за этого она ляпнула:
- А к Алистеру ты в сны заглядываешь?
- Когда я ему нужен? Нет. Он уже взрослый и сам может о себе позаботиться, - поучительным тоном ответил Страж и протяжно рассмеялся.

Все это напоминало какую-то плохую комедию.

- Так что ты хотел мне напомнить. Быть бдительной,мм, или жертвенной? Мне нужно сражаться с порождениями тьмы? - немного сарказма все же просквозило в голосе эльфийки, заставив Стража нахмуриться. Дункан пожал плечами:
- Быть Серым стражем, значит не быть порождением тьмы.
- Я думала из одного всегда вытекает другое.
- Значит твоя логика хромает. Я хочу, чтоб ты подумала над моими словами, Арея. Серые Стражи должны убивать порождений тьмы. Уничтожать, понимаешь? Эта задача порой стоит выше спасения королевских особ или организации убийств...
- Эм, Дункан, я это и так знаю. К чему ты мне это говоришь?
- Ты знаешь, но не осознаешь, - настаивал Страж.
- Не осознаю что?
- Смысл того, что значит быть Серым Стражем! - повторил Дункан с улыбкой умиления. "Похоже он спятил. Да, сбрендивший старый труп пришел в мой сон и рассказывает мне парадоксы. Лучше б мне снова приснилась орда" - подумала Арея недовольно, глядя на улыбающегося старика. Тот немного прищурился, отчего куча мелких морщинок окружила его глаза.
- Ты должна запомнить то, что я тебе сказал.
- Да, я надолго запомню.
- Я надеюсь. Просто не хочу встретить тебя в Тени опять, - заботливо проговорил старик и приподнялся на сиденье желая выскользнуть через дверцу кареты, - а вот и как заказывала.
...Стенки и пол экипажа как будто растворились во тьме ночи и густого леса, крыша оказался засыпан звездами. Среди мрачных стволов деревьев засветились яркие зеленоватые огоньки. Парами. Десятками пар...Сотнями!..
Порождения тьмы, крикуны, генлоки другие монстры полезли отовсюду протягивая свои длинные покрытые язвами пальцы и когти чтобы растерзать Арею, разодрать, убить... Их жуткие крики вонзились острыми иголками ей в уши, их запах сжег ее ноздри, от их приближения ее кожа покрылась холодным потом...а глаза...

***
- Очнись, Ари, очнись! - Лелиана встряхнула дико визжащую эльфийку за плечи. Та еще не выйдя из сна, резко подалась вперед и бросилась на невидимого врага с ножом. Лелиана опять встряхнула ее и девушка наконец очнулась.
Она на миг замерла напряженной дугой, удерживаемая объятьями подруги, а затем бухнулась обратно на сиденье.
Карета неслась как угорелая. судя по звукам, брусчатая дорога уже закончилась и началась каменистая земля. В окошке приветливо светилось полузакрытое око луны. Все было абсолютно спокойно.
Арея знала что это был сон. Но, черт, такой реальный.
- Что такое Ари? Тебе снился кошмар... - тихо и тревожно спросила ее подруга.
Но эльфийка только помотала головой со словами "все в порядке". В лунном сиянии на лбу ее блестнули капельки пота.
- Я уснула? Как я могла при такой тряске. Почему не разбудила меня?
Лелиана все еще смотрела на эльфийку с укором и тревогой. С тревогой? Странное чувство...под взглядом девушки Арея почувствовала себя как-то неудобно.
- Ладно, - протянула эльфийка, - я ничего. Только не пялься на меня так.
- Ты кричала, будто тебя резали на части. И теперь ты хочешь, чтоб я поверила в твое "ничего"?
- Все отлично, это мои старые проблемы, - раздраженно бросила Арея, - я Страж. Мне положено видеть кошмары до конца своих дней.
На минуту обе подруги замолчали, вслушиваясь в стук колес и ржание усталых лошадей. Лелиана не сводила с эльфийки взгляд, из-за чего та совсем съежилась и вжалась в спинку седенья.
- Где мы сейчас? - наконец произнесла Арея, мечтая сменить тему. Слава богу, Лелиана спрятала свой пугающий взгляд, наверняка оставив про запас, но все же начала говорить спокойно. Так, будто ничего не произошло:
- Даррсо только что проехали.
- Все еще следят за нами?
- Я так и не поняла кто. То ли вороны, то ли еще кто-то, - сухо сказала рыжая, и зевнула, - Когда начнеться Тангельский Бор придеться прыгать на полном ходу. Там очень частые деревья - никто не заметит, как мы прошмыгнем.
- Или разобьемся, - недовольно добавила эльфийка, потирая живот от тянущей боли, - зачем именно здесь? Неужели нельзя придумать другой план?..
- Арея, мы должны создать иллюзию оскорбленных до глубины души, и уехать, конечно не в Орлей, но как можно дальше. Вернемся туда уже под другими личинами. И мы не будем больше попадаться на глаза в богатой части города, - кажеться Лелиана сказал это с облегчением, - Иначе кто-нибудь заподозрит неладное.
- То есть новые имена, новые дома и все по новой! Я уже слышала это три раза по дороге, и три раза тебе отвечала, что мне не нравиться этот план...
- Кому из нас нужно убить любовника? - резко спросила Лелиана. Арея посмотрела на нее с удивлением и усмешкой:
- Хорошо, мне. Но ты по моему хочешь этого больше, чем я...
Она надеялась что Лелиана рассмеется, услышав такое от эльфийки, но та почему-то угрюмо замолкла и отвернулась от подруги к другому окну. Обе опять замолчали: Арея от удивления, Лелиана по каким-то своим причинам.
Вдруг, особенно большой камень попался под колеса экипажу, и пассажиров тряхнуло. Как нарочно, Лелиана чуть не упала, и ей пришлось схватиться за платье Ареи, чтоб удержаться. Пришлось?.. или она только этого и ждала? Арея опять почувствовала эту неловкость и дрожь проскочила по ее спине от поясницы к затылку.
- Что ты делаешь? - немного испуганно спросила она. Лелиана стояла перед ней на коленях и тяжело дышала. Теперь Арея точно рассмотрела этот взгляд, пронизывающий и жаждущий. Она попыталась отстраниться, но уперлась в стенку.

Лелиана использовала талию подруги как опору чтоб подняться. Она робко обхватила эльфийку. Лицо ее приблизилось к лицу Ареи, пока она подтягивалась на руках, и горячее прерывистое дыханье обожгло эльфийке губы. Руки Лелианы такие нежные и настойчивые, немного сильнее надавили на ткань одежды подруги, будто желая почувствовать кожу... алые губы легко коснулись побледневших губ...
- Что ты делаешь? - повторила Арея самым ледяным своим тоном. Лелиана отпрянула, будто обжегшись.
- Ничего. Я пыталась сохранить равновесие.
"Почему же я сразу не догадалась? Вот, дура...она так внимательна ко мне, так исполнительна, всегда рядом! Зачем еще она решила помочь мне убить бывшего?...Вот дерьмо Архидемона..." - подумала Арея. Лелиана выглядела пристыженной. она отодвинулась от подруги как можно дальше, чтоб не касаться. "Я так хочу помочь тебе...скорее, я так хочу тебя, рыжая обманщица"...мысли пошли какие-то грубые. Но за что было злиться? Лелиана имела право на любые мечты, которые ей приходили на ум. Арея не была Создателем и не могла запретить ей что-то. Другое дело, что ответить взаимностью эльфийке и в голову не приходило. Она и раньше знала о пристрастиях Лелианы к женщинам, но всегда закрывала глаза, надеясь что ее это минует...
Глядя на вжавшуюся в угол рыженькую девушку, Арея почувствовала жалость и сочувствие.
- Лил, я...
- Нет, не говори ничего, - поспешно перебила Лелиана, заливаясь краской, - этого больше не повториться. Я обещаю. Это было нечаянно, на самом деле я не хотела обидеть тебя.
- Я не обиделась, Лил, - сожалея, произнесла Арея. Лелиана насупилась, и впервые за все их знакомство, Арея услышала, как та ругается.
- Да нет же. Это не позволительно. Я же знаю, кого ты любишь на самом деле.
- Никого, Лил. Но я все равно не могу.
- Я понимаю, - огорченно сказал Лелиана. Несколько мгновений грусть не сходила с ее лица, но затем она вновь озаренная улыбкой посмотрела на Арею:
- Создатель, до чего же я смешная.
Перемена эмоций была быстрой и правдоподобной, но эльфийка все же оставалась настороженной. Теперь надо было не дать Лелиане повод для очередных надежд.
Арея вздохнула:
- Я все-таки не понимаю почему именно Тангельс, Лелиана. мы могли бы придумать что-нибудь и получше.
- Да...претвориться что ничего не было.
Арея пропустила мимо ушей двусмысленность последней фразы:
- Там же повсюду колючий кустарник! И как ты собираешься ориентироваться в такой темноте...
Лелиана загорочески подмигнула подруге:
- Об этом не беспокойся, я давно уже все продумала. Видишь ли, пока ты с дырой в животе валялась в постели я сходила к "шляпнику", и теперь у меня есть магический маячок.
- Магический маячок?
- Он заранее заколдован для нас, это такой сигнальный огонь. Он будет виден только нам и проведет куда нужно.
- А нам нужно...
- В Ронинг. Оттуда мы на телеге торговца доберемся обратно до Антивы, под видом бедных крестянок.
- Значит придется сыграть бедную...- рассмеялась Арея, - с этой ролью я точно справлюсь. Скажи мне одну вещь, Лил, ты часто занималась этим?
- Чем? - не поняла Лелиана, Арея усмехнулась:
- Обрубала хвосты! Сначала "сделаем вид будто уехали, затем тайком проберемся через лес, будем выдавать себя за деревенщин..." Ты просто профи в таких вопросах.
- Да, прошлое есть у каждого из нас, - вздохнула Лелиана, - а вот что бы ты делала без меня?
- Не знаю. Искала бы его, следила...пряталась. В какой-то момент я бы застала его в расплох и...
"что и?" Она не могла закончить эту фразу. Даже фразу не могла закончить! Но признаваться себе ни в чем не хотела.
В окошке пики тонких деревьев стали появляться все чаще и чаще. Они подъезжали к Тангельскому Бору. Этот лес был удивительно мрачным и напомнил Арее тот ужасный сон. Но она отбросила все страхи.
Она должна была закончить, то что начала, так или иначе.
***
Всадник скакал за экипажем уже несколько часов, над верхушками деревьев начало подниматься бледное солнце. Он устал и был голоден, но ему ясно сказали: "Не возвращайся, пока не выполнишь своего первого поручения." Он думал о том, как бы хорошо сейчас было снова вернуться в свою жесткую, но такую теплую кровать. Вернуться и отдохнуть от этой постоянной гонки...
Он услышал стук копыт еще одной лошади уже слишком поздно. Второй всадник, гораздо более хрупкий и маленький на резвом рысаке подскочил к первому. В его руках блестнул сильверитовый клинок... громкий крик огласил кажется весь Тангельс и на землю покатилась отрубленная голова первого всадника, в то время, как его лошадь продолжала скакать по привычке за каретой, неся на себе обезглавленного хозяина...
- Отдохни... - победно произнес второй всадник, развернул своего коня и поскакал в обратном направлении.

19:30 

8 глава. "К чему приводят гадания на ярмарке."

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Ронинг - развеселый городок в двух часах езды от столицы Атнивы, окруженный стеной из колючего леса и непроходимых болот, затеряться в которых могут все, кроме коренных ронингцов. Жители города знают обширный Тангельс, как свои пять пальцев, и всегда находят тайные тропинки по которым можно без опаски путешествовать. Из-за этой особенности, ронингцы славяться, как хорошие следопыты, купцы контрабандного толка и даже разбойники. Но в целом, это очень веселый и приветливый народ, который всегда встречают гостей, как своих, когда те все же проходят к Ронингу через глухой бор.

Если бы вы когда-нибудь бывали в Ронинге, пили б местную медовуху, бывали б на гуляньях и общались с тамошним народом, то вам не захотелось бы уезжать.

Так и Арея с Лелианой, не захотели, хотя это и было частью их плана. Ронинг должен был стать для них короткой остановкой, во время которой они перевели бы дух и приготовились к новой дороге. Но остановка девушек затянулась. Удивительная аура городка, притягивала и не отпускала. И хоть Ронинг и не впечатлял роскошными домами или видами, но люди в нем были приятными. И, главное, дружными.

Это очень удивляло Арею. В Ронинге было много эльфов, кто-то даже сказал бы - слишком много. Жили они не богато, почти так же, как в эльфинаже Денерима, но, отнюдь, не были озлобленными и на людей не бросались. Наоборот, они соседствовали с людьми, общались, дружили! Этим они отличались от всех виденных Ареей когда-либо эльфов, и долийских, и городских. И более того, такие эльфы ей нравились.
Она, только недавно появилась в городе, а уже была знакома со всеми и считалась своей, ее ждали во многих домах, ей улыбались искренне. Это было ужасно необычно.

Лелиана тоже чувствовала в Ронинге необъяснимое чувство покоя. Она обнаружила, что ронингцы верят в Создателя, и даже построили небольшую церковь, в которой мог побывать каждый желающий. Лелиане это было по душе, и вот уже который день она пропадала в храме, наслаждаясь своими самыми любимыми песнями.

В общем месть отошла куда-то на второй план.

Однако, чутье твердило Арее, что даже под чужими именами и в грязных лохмотьях в Антиву им обеим пока возвращаться нельзя. Какое-то неясное чувство тревоги охватывало эльфийку каждый раз, когда она порывалась собраться и уехать с одним из торговцев-ронингцов обратно в столицу.

В голове то и дело возникал настороженный внутренний голос, немного напоминавший Винн: "Я всего лишь даю тебе совет, дорогая, но ты должна ему последовать. Тебе нельзя пока и носа показывать в Антиве. Слишком рано"
Возможно внутренний голос и врал ей в этот раз, но Арея все равно решила на время остаться в чудном Ронинге.

К тому же, ей нужно было получить ответное письмо от Алистера.

Король знал, что она жива и куда направилась, он же и распространил, для прикрытия Ареи, слух о том, что Героиня Ферелдена героически погибла, сражаясь под Амарантайном. Поэтому эльфийка могла беспрепятственно писать другу. И, на днях, вспоминая свой странный сон во всех подробностях, она сочинила послание, надеясь что Алистер как-то объяснит его смысл. Ну или хотя бы утешит и заверит, что подобная чепуха сниться ему чаще, чем полируются его латы....

Конечно, последнее было мало вероятно, но Арея действительно хотела посоветоваться с кем-то... из стражей. с Лелианой, в последнее время, она старалась вообще не разговаривать, из-за того что произошло в экипаже.

Письмо далось Арее с трудом, так как грамота была не самым впечатляющим ее талантом. Она поздно выучилась, писать и читать ее заставлял отец, отчего она прониклась к подобным вещам глубокой нелюбовью. Но все же она выстрадала небольшую записку для Алистера, и отправила с почтовым ронинговским голубем. Вот, что она написала:

"Алистеру.
Здравствуй, дорогой друг. Я пишу тебе, как ты сам знаешь, из...далека. Но ты не знаешь, зачем. Мне приснился недавно сон, в котором Дункан предупреждал меня, что "я забыла как это - быть Серым Стражем". Сон был очень реален, закончился кошмаром... Я... не знаю что и думать. Снился ли тебе Дункан тогда же? И снился ли вообще? Ты не знаешь, что это могло бы означать?...Ответь, как можно скорее.
Надеюсь у тебя все хорошо. Уже нашел себе невесту? Когда я уезжала, ты присмотрел себе кого-то, помню. Как вообще дела, как Эамон и Теган?Как...эльфинаж? Обо мне кто-нибудь вспоминает, я имею ввиду, без пафоса, конечно...? Если сказать что скучаю,.. то это будет неправдой. Но я была бы не против еще раз повидать Ферелден... и всех вас.
P.S. недавно слышала бредовую новость - ты дал указ о переходе Башни Магов под покровительство Серых Стражей. Это не правда, я надеюсь? А если правда, то тебя наверное кто-то сильно и долго бил по голове, пока меня не было.
Ладно,в любом случае, жду ответа
твой друг, Арея."

Она не знала, за сколько письмо доберется до Ферелдена и до Алистера вообще. Но пока ответ не пришел, двигаться с места было рискованно. Ей нужно было узнать, что друг думал по этому поводу. Очень нужно.

Поэтому эльфийка, вместе с Лелианой пока решили не покидать гостеприимных объятий Ронинга.

***

...Ярмарка в честь празднования дня Дендора, была самым ярким событием недели.
Это был исключительно Ронинговский праздник и Лелиана, расспросив местных о том, кто же был такой Дендор, искала Арею, чтоб рассказать ей эту историю.

Оказывалось, Дендором звали старого Серого Стража из Вейсхаупта, который забрел в город случайно как раз в тот момент, когда Ронинг помирал от голода, терроризируемый лесной паучьей семьей. Дендор уже направлялся в Орзамар, на глубинные тропы и тут ему подвернулся погибающий город. Тогда старый Страж поклялся истребить злобных пауков и освободить горожан от этой напасти. Он отправился в Тангельс и перебил всех монстров...а после боя скончался от огромного количества ядовитых ран. Ронингцы даже поставили герою памятник и сложили чудесную песню...и теперь Лелиана была просто обязана спеть ее подруге. Она считала себя виноватой, за то что сделала, и хотела исправить ситуацию, вернуть их прежнюю доверительную дружбу. К сожалению, эльфийка в это не верила и противилась. Вот и сейчас она куда-то запропастилась, не желая оставаться с девушкой наедине.

Лелиана начала уже беспокоиться - Арея просто испарилась с глаз, пропав в толпе развеселых ронингцев, балаганщиков и фокусников.
Тут и там играла музыка, раздавался смех, всевозможные циркачи скакали через огненные кольца и ходили по раскаленным углям. Повсюду купцы старались протолкнуть свой товар подороже, так сказать, в честь праздника...

Рыжая девушка прогуливалась в толпе из эльфов и людей, и глядя поверх голов, искала подругу.

На глаза ей попался Альзен, молодой полуэльф, у которого они с Ареей на время остановились. Тот сидел у передвижной пивной лавки и опрокидывал в себя уже пятый стакан медовухи.

Лелиана подсела к нему.

- Рыжик! - икнул полуэльф с трудом сфокусировавшись на Лелиане, - ты же не против,*ик* что я буду звать тебя Рыжик? Ты такая оранжевая!..Как кунарийские *ик* ансинии...

Полуэльф начал нести какой-то бред, но Лелиана жестом остановила его. Она приложила пальчик к его губам и придвинулась лицом, пристально вглядываясь в его осоловелые глаза. Альзен удивленно икнул.
- Что такое, Рыжик?

- Ты не видел здесь Арею? - медленно и четко произнесла Лелиана, - я ищу ее.

- Она там! - махнул рукой Альзен в неопределенном направлении.

- Зачем тебе злая эльфий...*ик*...ка, когда рядом с *ик* тобой- Альзен!

- Где ты ее видел? - не отвлекаясь по мелочам Лелиана продолжала спрашивать.

Ее вновь чудилось, как и раньше в Антиве, что ее рисковой подруге что-то угрожает.

Альзен постарался сосредоточиться и на этот раз рука его указала по направлению цветастого шатра предсказаний.

- Она пошла к гадалке...- раздраженно бросил полуэльф, - чего ты к ней так приципилась? Пусть развеется эта шельма! Если б не знал, что она Серый Страж, подумал бы что ведьма какая-нибудь! Злющая...

Альзен продолжал свои пьяные излияния, Лелиана хотела уже уйти, врядли бы он заметил. Но тут, уже поднимаясь, чтоб улизнуть, она резко остановилась. До нее дошло, что Альзен произнес только что.

- Откуда ты знаешь?! - Лелиана посмотрела на полуэльфа с ужасом.

Они тщательно скрывали принадлежность Ареи к одрену Стражей, никто не должен был догадаться, к тому же как? Эльфийка выглядла совершенно обычной...ничто не отличало ее от остальных приезжих эльфов.

Альзен хихикнул.
- Знаю что? Что она ведьма или Серая?
Да когда вы только приехали нам прислали приказ из Антивы "задержать или поспо...собствовать *ик* задержанию Серого Стража, - тут Альзен в кратце описал отличительные черты Ареи, - и рыжую орлесианку, виновных в преступлениях против короны Антивы"...

- Что!? -Лелиана не могла поверить своим ушам. Они пробыли в Ронинге уже больше недели, и все это время, в любой момент их могли схватить! Все ронингцы знали кто они такие!

Теперь внезапное исчезновение Ареи вызвало в Лелиане настоящий приступ тревоги.

- Почему...как это возможно!? Почему...

- Мы не сдали вас? - Альзен усмехнулся, - Ронингцам плевать *ик* на все то что происходит вне города. Пусть вы там хоть всю королевскую семью *ик* перерезали и плясали в тронном зале голые, совершая Тевинтерские жертво...принес*ик*ения... В этом городе вас примут как героев. Традиция со времен Дендора...

*Ик*
Лелиана все равно чувствовала тревогу. Теперь какую то особенную.

- Хорошо, но сейчас на ярмарке, - девушка напрягла память пытаясь вспомнить что-то очень важное, - сейчас, здесь есть НЕ ронингцы?

- Здесь сейчас столько НЕ ронингцов, что голова идет кругом! *ик*...Смысл праздника! Все иноземцы приходят на ярмарку к коренным жителям, и показывают то, что умеют, *ик* танцуют...играют, показывают фокусы...

- Гадают, - закончила за него Лелиана. Лицо ее становилось мертвенно бледным.

- Да! Умница, *ик*, Рыжик! Мы даем им возможность начать новую жизнь, показать себя, помочь городу...

Лелиана уже не слушала - Альзен говорил с пустотой, рассказывая о гостеприимстве Ронинга.

Дыханье Создателя! Они же могли предупредить, о том что знали! Хотя зачем? Ведь если ты преступник, то наверняка сам знаешь что за тобой гоняются...Но откуда было девушкам знать, что в Антиве они теперь враги короны!?...

Лелиана решительно и быстро приближалась к шатру предсказаний, рука ее крепко обхватила небольшой кинжал, недавно мирно висевший на поясе.

Арея могла думать о ней все что угодно, могла даже ненавидеть за те чувства, что Лелиана все-таки испытывала к ней, могла убегать и прятаться. Лелиана примет все, но не позволит никому причинить эльфийке вред.

Любым способом, но она защитит Арею.

С такими мыслями девушка и ворвалась в шатер. Но ее пылающим глазам предстало абсолютно пустое и тихое помещение, освещенное одной единственной свечей...на полу лежала мертвая цыганка вся в крови. Ареи нигде не было.

***

На полчаса раньше вышеописанных событий.
...Арея приподняла тряпку, над входом, взявшись за край лоскутной ткани. В этом помещении было темно и таинственно, такое Арея не любила. Да. Здесь Лелиана ее искать не станет.

Эльфийка вздохнула и вошла.

Из угла освещенного одной единственной засаленной свечкой, на Арею уставилась темноволосая *похоже цыганка* неприятная женщина, с большими зелеными глазами и желтой болезненной кожей. Она не выглядела располагающе к себе, и была мало похожа на человека, владеющего даром предвидения.

Но Арее от этого было только спокойнее. Уж лучше шарлатанка наплетет ей про трех здоровеньких детишек от правителя Андерфелса, чем настоящий медиум напомнит ей, об ужасном прошлом и неутешительном будущем.

Эльфийка приблизилась к гадалке с опаской и села на одну из подушек, раскиданных по полу. Та и сама сидела на земле, из-за ужасной скудной мебелировки, состоящей из одного только низкого столика для гаданий.

Гадалка встретилась взглядом двух тусклых изумрудов с ледяными янтарями Ареи. На лице цыганки появилась кривая улыбка, показывающая немногочисленные гнилые зубы своей владелицы.

- Хочешь узнать что-то? - прокряхтела женщина, доставая откуда-то мятую стопку карт, - найти кого-то?

Эльфийка в очередной раз уверилась, что женщина только делает вид, будто провидиться. Настоящий гадатель не стал бы задавать таких глупых вопросов.

Арея расслабилась.

- Сколько ты хочешь за предсказание?..

- Я уже свое получила, - таинственно произнесла гадалка, а затем пояснила, - Создатель не желает, чтоб его верная служанка брала бренные деньги за свой дар...Дар и есть плата.

- Скорее похоже на наказание, - позволила себе заметить эльфийка.

- Так и есть. Меня покарали, - продолжала нагонять загадочности цыганка, - за грехи моих предков и мои. Но ты же не хочешь знать о моей судьбе...Ты пришла за своей?

- Точно, - улыбнулась Арея, совсем потеряв бдительность.

Это чудо-гадательница совсем не внушала ей страха и восхищения, как остальные маги. Что она может ей рассказать? О трудном детстве? Оно есть у каждого эльфа. О несчастной любви?..Она есть почти у каждой девушки. О трагической смерти?...Гениальное предсказание, ведь его нельзя проверить...

- Итак, - гадалка выдавила из себя еще одну беззубую улыбку, и начала раскладывать карты.И по мере того, как старинные картинки ложились на поверхность стола, выстраиваясь в ряд, улыбка сползала с лица провидицы.

Арее не терпелось узнать, что же скажет цыганка. Но та медлила. Она даже побледнела, став неестественного мертвецкого цвета.

Наконец женщина произнесла, заикающимся голосом:

- Т-ты принесешь мне смерть. Смерть х-ходит за тобой по пятам, притягиваясь к тьме у тебя в-внутри. Ты сама несешь ее, но умрешь гораздо позднее всех своих жертв... И тьма твоя поглотит тебя полностью, и будешь ты скитаться в Тени...ес-с-ли...

Арея почувствовала, как дрожь побежала по ее спине. Гадалка замерла так и не договорив, глядя куда-то за спину эльфийке.

- Пощади меня, Создатель! Я не хотела... - цыганка возвела руки к куполу шатра и тут же получила удар мечом прямо в голову. За ее спиной из дырки в полотне начали появляться вооруженные люди, Арея уже хотела встать, чтоб принять бой...но тут чья-то рука схватила ее за горло, и ловкие пальцы нажали тайную точку на шее.

В следующее мгновенье все перед глазами эльфийки потемнело, и Арея погрузилась в сон...

18:33 

9 глава. "Кунари - лучший щит в заварушке."

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
...Немного холода на коже, будто от прикосновения металла. Чью то сильные руки, огромные, поднимают над землей. Арея как марионетка безвольно висит удерживаемая железными перчатками. И не может открыть глаза...

Странное чувство. Ей кажется, будто ее тело...или что-то еще в ее теле...пытается сопротивляться. Ее воля спит. Это чья-то другая воля. Чья-то? Что-то управляет ослабевшими руками, что-то напряженное и изворотливое. Но что? Или кто? Страшно.

Под покровом век, через тонкую теплую ткань, эльфийка видит вспышку молнии. Она не может определить точно, что это действительно молния, но ей чудиться, будто это так. Непослушные руки еще секунду противятся крепким объятьям неизвестного друга. И вот замирают.


Друг? Да, это был друг и она его уже знала.



***
...Темный потолок, запах земли сырости и каких-то солений. Погреб. Арея лежала на мягком настиле из покрывал и животных шкур.

Над эльфийкой склонился человеческий мужчина с весьма озабоченным лицом. Между его темными бровями залегла глубокая морщина, черные длинные локоны из-за ушей ниспадали почти под прямым углом - так низко мужчина склонился над девушкой. У него было очень красивое лицо, Арея заметила, когда только начала отходить от сна. Пронзительные серые глаза, резкие и правильные черты лица, делали его похожим на какую-то диковинную умную птицу...

Эльфийка резко выбросила кулак вверх, заехав человеку прямо в его красивый нос.

- Нарисио! - вскричал тот, хватаясь за лицо.

Это явно было какое-то ругательство, но Арея его не знала и ей некогда было отвлекаться на подобные мелочи - мужчина неожиданно стал стрелять в воздух молниями.

Эльфийка, еще даже не сориентировавшись в пространстве, отпрыгнула в сторону, стараясь не угодить под дождь из светящихся разрядов. Ноги ее нашли неустойчивую опору на куче поломанных досок. Руки рефлекторно потянулись к кинжалам на поясе....клинков нет.

- Чёрт!.. - Арея издала разочарованный вопль.

Маг уже закончил свой электрический обстрел, и теперь крутил руками в воздухе, собираясь выпустить какое-то новое заклинание. Арея не могла ему позволить такую роскошь. Она подобрала с пола достаточно острую деревяшку и уже кинулась в бой...но...

Что-то на секунду задержало ее на месте. Время как будто замедлилось перед глазами промелькнули светящиеся потусторонне прутья...и она проскочила сквозь них. Удивительное дело!..Она все еще чувствовала часть себя в дробящей темнице, но другая ее часть понеслась на мага...И эта вторая часть, почувствовала себя свободной от всепоглощающей ярости.

От подобного ощущения эльфийка начала замедлять ход и остановилась в замешательстве, в нескольких метрах от пораженного волшебника. Она только что прорвалась сквозь серьезное заклинание, но каким образом?.. Руки ее опустились и пальцы выпустили деревяшку, та с грохотом стукнулась об пол.

"Что за чертовщина?" - подумала Арея, обернувшись назад. Ее глазам предстало занятное зрелище - светящаяся темница сжимала пустое пространство.

- Что здесь происходит?! - в помещение вбежал кто-то, и по звукам эльфийка определила трех тяжело вооруженных людей.Она знала, что нужно было как-то среагировать, но не могла заставить себя оторвать взгляд от зловещей пустоты в центре дробящей клетки.

Внезапно, заклинание растаяло и Арея ощутила, каждой клеточкой тела, жуткую раздирающую боль. Она вскрикнула и упала на пол, корчась в судорогах. Над ней снова возникло хмурое лицо волшебника и двое других, давно ей знакомых. Кунари и эльф испуганно взирали на нее, и даже не смотря на мучительную резь по всему телу, она сумела усмехнуться про себя: "Приняла Стэна за трех людей!И даже не услышала эльфа!"

Ей удалось произнести сквозь зубы:

- Что вы со мной сделали, чертовы отродья?!

На это ей ответил маг, резким свистящим голосом, с тевинтерским акцентом:

- Я пытаюсь помочь тебе, нарисио! Дай же мне возможность это сделать, не сопротивляйся!

Арея безусловно начала бы сопротивляться, если бы ее не скрутило в самой невероятной позе. А так, она все же позволила волшебнику коснуться горячей ладонью ее лба и произнести какое-то заклинание.

Боль спала. Эльфийка с облегчением втянула в грудь воздух и расслабила тело. Что за чудное ощущение - такая легкая прохладная слабость и небольшой голод...прекрасно, по сравнению с убийственными пытками несколько мгновений назад. Еще большее облегчение эльфийка испытала при выдохе...ей даже не хотелось ни с кем драться.


- На волоске, - произнес побледневший маг, - ты была на волоске, нарисио! Ты могла потерять свою душу, только что.

Арея чувствовала себя так хорошо, что даже не заехала магу в лицо повторно и ответила тихо:

- Я не знаю, что такое "нарисио" но если ты еще раз меня так назовешь - сам в него превратишься.

От этих слов маг сначала опешил, а потом начал безудержно хохотать. Зевран подхватил его смех, а Стэн со скептическим выражением посмотрев на них, протянул к эльфийке громадные руки.


Миг!... и Арея оказалась снова поднята над землей, но на этот раз она не сопротивлялась, чувствуя себя в безопасности. Раз Стэн был в этой сомнительной компании, волноваться ей было не нужно. Кунари уложил эльфийку обратно на шкуры в углу помещения, и посмотрел странным взглядом, будто бы незнакомец:

- Тебе нужно отдыхать, эльф. Это все что тебе нужно.

- Что здесь происходит и где я? - немного удивленная обращением "эльф", а не "кадан" спросила Арея. Стэн в ответ только пожал плечами, и опять произнес это слово:

- Я не знаю, эльф. Они тебе скажут, когда посчитают нужным. А пока - спи.

Арея задумалась ненадолго. Ее не пытали и не связывали, значит она не в плену. А странный маг даже помог ей избавиться от боли. Правда вместе с ним был Зевран...но, хоть наличие бывшего любовника и было немного подозрительным, ведь он явно не питал к ней симпатий после того как Арея покушалась на его жизнь...все же эльфийка не стала пока предпринимать ничего. Она не хотела и не могла. К тому же рядом был Стэн. Немного чудаковатый, но все же Стэн...и если что, он обязательно поможет ей.

"Да, в любой заварушке..."

***
Лелиана буквально устроила допрос всех и каждого...точнее допрос всех, кто был вменяем после Дендорской пьянки. Ей объяснили немного - люди видели, что какое-то действо происходит у палатки предсказаний, но не посчитали это чем-то необычным. Небольшая схватка на публику, феерверк из молний...что особенного?

Однако, о маленькой светловолосой эльфийке никто ничего не знал. Как будто и не было ее вообще в тот день в том месте. Конечно, пространным свидетельствам Альзена верить было нельзя, но какое еще объяснение можно было придумать внезапной пропаже Ареи?...

Кто-то упомянул Лелиане о громадном великане с косичками на голове, которого предполагаемые похитители вовсю использовали как щит. Также кто-то говорил о быстром нахальном эльфе. После описания обоих, девушку стали терзать смутные сомнения и весьма обоснованные. Уж слишком те походили на ее бывших товарищей по оружию... и если это были они, то шансы, на то что Арея была жива и здорова, увеличивались.

Ведь Стэн не стал бы пытаться убить друга, хоть и не понятно какого дьявола кунари мог забыть в Антиве. А Зевран...Лелиана почему-то была уверенна, что эльф не мог совершить подобное. То есть конечно же мог, но если бы хотел, сделал бы это гораздо раньше...

И было кое-что еще, что наводило Лелиану на мысли о здравии подруги. Поговорив с ронингцами и выспросив у них все о приказе из Антивы она узнала, за какие такие грехи их с Ареей искала королевская стража. Кто-то наговаривал на девушек: их объявили преступницами, покушавшимися на жизнь некой особы, приближенной к королю. Обрисовывали эту даму очень неясно, кто-то говорил, что она только въехала в город, кто-то утверждал что она давно уже прибыла в столицу и жила там на правах фаворитки правителя...А самые просвещенные, поведали Лелиане, что эта неизвестная, действительно любовница короля, была беглая свергнутая королева Ферелдена. Больших объяснений Лелиане не требовалось, она помнила, как Арея обошлась с Анорой, и как та, наверняка, желала отрезать дерзкой эльфийке уши, а то и чего похуже.

Объявить своего недруга вне закона хитрой интриганке не составило труда. Но ведь у Ареи всегда были и друзья, способные защитить ее, когда та не ожидала опасности...


Поэтому, возможно, Арею вовсе не украли, а вовремя спрятали. И было даже лучше, что Лелиана не знала куда. Ведь теперь не только она может пожелать искать подругу, но и кое-кто еще, кто не поскупиться на пытки, чтоб выведать у орлесианки все, что та знает...

20:21 

10."Не тратить время зря"

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Она проспала по меньшей мере пять часов без каких-либо сновидений, и когда проснулась, опять обнаружила в погребе мага и дремлющего неподалёку в ворохе из волчьих шкур кунари.

Похоже, третий их компаньон посчитал правильным исчезнуть, когда эльфийка пришла в себя, или незадолго до этого. Но то был разумный шаг - между ним и Ареей все еще была некая недосказанность, относительно ее острого желания всадить ему клинок между ребер. И хотя девушка уже не была уверенна в своих чувствах и в сложившейся ситуации вообще, но и к мирным беседам была не готова...

"Слишком рано, еще не остыла, да и он, наверняка, не слишком рад увидеть свою такую давнюю бывшую. Как еще вспомнил, непонятно! Среди десятков и сотен одинаковых смазливых лиц..." - Арея все чаще ловила себя на мысли, что думает не так, как положено оскорбленной гордячке.

Чёрт, она должна была признаться самой себе, что вовсе не хочет Зеврану смерти. Она хочет объясниться с ним, увидеть его и поблагодарить за те крохи счастья которые он подарил ей, в ее гадкой жизни...

Почему она пыталась причинить ему боль? Как она посмела?! Он прошел с ней весь Мор, он прикрывал ее от когтей Архидемона...что за бес вселился в эльфийку, когда она решила перерезать горло единственному человеку, давшему Арее то, в чем она так нуждалась...единственному, которого когда-либо любила?!..Да он оставил ее, но не в середине же боя! Он мог позволить себе уйти, а она могла злиться и даже ненавидеть...но не пытаться убить. Это уже слишком.

Она ведь не ненавидела его. Во всем виновата ее жестокая ярость, разбуженная в Амарантайне оскверненной рукой Архитектора. Ярость, которая завладевала ей все больше и больше.

Однако, надо было прощаться с этим. С подобными мыслями, с прошлым. "Нельзя цепляться за прошлое, даже если оно лучше чем настоящее."

Арея встряхнула головой, избавляясь от мрачных мыслей, и посмотрела одновременно с недоверием и любопытством на мага, сидевшего за столом, и усердно что-то писавшего в старых свитках. Тот поймал взгляд эльфийки, и легко улыбнулся:

- Наконец-то, ты проснулась.

- Так почему не разбудили, если было нужно? - хмыкнула Арея, потягиваясь.

- Когда ты спишь - ты меньше дерешься и кричишь, что делает тебя гораздо приятнее, - усмехнулся маг, откладывая свою работу, - Да.

Он немного задумался, пожевывая нижнюю губу и рассеянно обратил свой взгляд к потолку погреба. То есть, он стал разглядывать входной люк на потолке, так пристально, будто желал открыть его взглядом. Арея проследила за его взглядом,но не увидела ничего что могло бы привлечь внимание. Люк, как люк. Дощатый потолок.

Арея, впервые за все время пребывания, в подвале, стала присматриваться к окружающей обстановке. Стены из земли и камня вперемежку, были ничем не прикрыты, кроме тех же животных шкур, что являлись спальниками для обитателей подземелья. Пол представлял собой тонкий настил из темных досок тангельских деревьев. В целом, обстановка могла бы показаться бедной, если б не роскошный письменный стол мага, сделанный явно не Антиванскими мастерами - в его массивных и одновременно изящных формах, угадывалось Тевинтерское происхождение. К столу прилагался такой же замечательный стул, еще пара шкафов с книгами, а так же стойка для доспехов и небольшая алхимическая лаборатория.

Помещение явно было предназначено для работы, а не для спанья.

Об этом явственно твердили наспех понабросанные на пол шкуры и полное отсутствие каких-либо других свидетельств, обычно присутствующих в обжитой спальне. Арея заметила, что некогда ровно лежащие на полу доски были вытащены раскромсаны и очевидно, использовались для обогрева. Никаких диванов, туалетных столиков, ни намека на ванную.

Девушка задумалась когда она в последний раз вообще принимала ванну. Кажется, перед Дендорским гуляньем, ей выпала возможность помыться, так как банная комната в кое-то веки не была оккупирована Лелианой. Но сколько с тех пор прошло времени? Арея почувствовала себя грязной и...голодной. Ужасно голодной! Даже в первые дни после Посвящения она не чувствовала такого голода.

Ха! Надо сейчас же заявить, "можете мне ничего не объяснять, только покормите."

Девушка с надеждой вновь воззрилась на мага, который в тот момент изучал какой-то странный прибор, мерно тикающий на столе. Мужчина выглядел совершенно отрешенными задумчивым. Арея настойчиво и нетерпеливо прокашлялась.

- Может ты мне объяснишь что-нибудь уже,или хотя бы наколдуешь мне плошку супа? Я не ела...вечность, и если ты не хочешь чтоб я съела тебя...

- Подожди немного, завтрак скоро прибудет. И не говори мне о страшном голоде, - произнес наконец маг, немного насмешливо , - Я знаю какого тебе приходиться.

- Да ну? - Арея усмехнулась, - так ты у нас тоже Серый Страж?...

- Верно подмечено, - маг вернул эльфийке ее усмешку, - Я Страж. И маг, как ты и сама наверняка заметила. Меня зовут Рельке Фабиза и... если ты опять начнешь драться - я скую тебе руки льдом.

Арея притихла, немного удивленно. Похоже маг говорил серьезно, однако это ничего не объясняло, а только все больше запутывало.

- Страж, значит? - медленно, оценивающе протянула эльфийка. Маг почувствовал недоверие в ее голосе и с какой-то особенной гордостью кивнул.

- Уже тринадцать лет и вполне успешно. Но тебя ведь не слишком интересует история моего посвящения? Я прав?

- Да...хотелось бы узнать, какого генлока я здесь делаю, и вообще, что за бред вокруг меня твориться, - ответила Арея, - и что здесь делаете вы все...

- Ладно. Не уверен, что я должен это тебе рассказывать, но все что я знаю в твоем распоряжении. Начнем по порядку, - начал Рельке, - Ты здесь потому, что за тобой и твоей подругой охотиться вся Антива, с горячим желанием вздернуть на первом же суку.

- Чтоо?! - Арея немного опешила от такого начала разговора.

Ее первой мыслью было то, что она явно пропустила какою-то важное событие, произошедшее в мире за время ее нахождения в Ронинге. А вторую мыслю она тут же озвучила:

- А Лелиана где? Что с ней?

- Твоя подруга? Насколько я знаю, она пока жива-здорова, хоть и сильно волнуется о тебе. Она все еще в городе, но я думаю, сама может о себе позаботиться.

- Подожди, а мы где? - нахмурилась Арея.

- Мы глубоко в чаще Тангельского леса, в личном убежище одного моего хорошего друга. Оно построено в самой паучьей пещере, так что сюда никто не залезет, это точно.

- Паучья пещера? - не поняла Арея. Лелиана так и не успела рассказать ей историю о Дендоре.

- Ну, ну...и ты еще называешь себя Серым Стражем?! Ты никогда не слышала легенду о Дендоре и тайном месте ордена в глуши Тангельса?

Арея отрицательно покачала головой, на что Рельке разразился какими-то странными восклицаниями на тевинтерском. Он уже хотел было начать ей рассказывать эту историю, но эльфийка снова покачала головой и раздраженно перебила его:

- Это наверняка ужасно интересная чепуха, но давай вернемся к ней потом. Мы отвлеклись! Объясни лучше, почему в Антиве мне так не рады?...

Под потолком что-то скрипнуло.

- Ответ прост, Рея, - послышался до боли знакомый голос, - Анора.

Зевран спускался по винтовой лестнице из люка, ловко балансируя наперевес с сумкой, набитой чем-то тяжелым. Эльф был так спокоен и грациозен, от чего Арея, завороженно глядя на него, не сразу услышала произнесенные им слова. Поразительно...эльф выглядел так, будто только-только вышел из дома за покупками и сразу вернулся. И никакого тебе Амарантайна, долгих странствий, покушения на его жизнь. Зевран был расслаблен и даже улыбался с простым выражением на лице, типа "милая, в лавке не продавали печенье, но думаю Стэн не обидиться".

Мгновенье Арея смотрела на него со смесью удивления и скептицизма. Ну не мог же он просто так войти, будто ничего не было, и начать так запросто беседу. Хотя...как по-другому? Он должен был кинуть вперед себя меч для верности, прежде чем войти? Проскользнуть незаметно и, приставив эльфийке нож к горлу, взять с нее обещание не буйствовать?...Как еще?!...

Только так это и должно было выглядеть. "Она в замешательстве, у него есть время чтоб смыться, если что." Если что....Арея поняла, она не будет пока предпринимать это "что", хоть и сильно напряглась, когда он вошел. Но ей вовсе не хотелось вцепиться ему в глотку, так ничего и не узнав...ей больше всего было интересно, его роль в этом балагане. Поэтому девушка тоже решила сохранять спокойствие, хоть и не такое вальяжное, как эльф. Нейтральное, холодное.

Она вдруг сообразила, чье имя Зев только что произнес.

- Анора!? - Арея буквально зашипела это имя, - Как я сразу не догадалась!? Но что она хочет, убить меня?...

- На самом деле, мы считаем что она просто испугалась, - продолжил маг, - ты можешь нарушить ее планы, и она решила, что убрать тебя будет самое простое.

- Какие к чертям планы!? - потребовала объяснений Арея. Ее уже порядком достало что все вокруг всё время не договаривают что-то, оставляя эльфийку в высшей точке кипения.

- А ты разве не знала, - слегка нахмурился Зевран, - она хочет убить Алистера и в Антиву прибыла, чтоб нанять воронов. Наш дорогой король Ферелдена собирается в Тантервейл, на какое-то архиважное политическое собрание. А ты и сама знаешь, что от сюда до Вольной Марки рукой подать. Вот... она мечтает вернуть себе корону и власть, и вот - появляешься ты, заноза в ее знатных пальчиках, да к тому же еще и Героиня Ферелдена, которая вряд ли даст ей совершить задуманное....отсюда и следует логическое заключение Рельке.

- Господи ее надо остановить...Но откуда она узнала кто я и где я? И.. как ты во всем этом замешан? - прямо спросила Арея, ожесточенно посмотрев эльфу в глаза.

Тот не ответил, и не глядя на Арею, стал вываливать из сумки продукты.

Прямо на те шкуры, где спал Стэн. Кунари, естественно, проснулся, и Арея ожидала что он поддаст Зеврану за такую наглость. Но тот лишь послушно отодвинулся в сторону. Невероятно, какой-то бред.

- А с тобой-то, что Стэн?! - раздраженно произнесла эльфийка, разглядывая совершенно странного кунари.

- Он немного головой ударился, - кисло ответил Зевран, - тогда-то мы с ним и встретились. Не подумай, это не я его так....но он потерял память, и теперь милый божий одуванчик, типа Лелианы. И не смотри на него так - он тебя не помнит.

Арея с ужасом и жалостью воззрилась на кунари, великан ответил ей гримассой непонимания.

- Это временный эффект! - поспешил заверить Рельке, - я уверен, что если его не травмировать и дать отдохнуть несколько месяцев... он

придет в себя и все вспомнит.

- Как это вышло?! - эльфийка встала со своего места, и подойдя к Стэну, заглянула в его большие кунарийские глаза. Великан сделался хмурым и напряженным, как будто пытался вспомнить что-то:

- Порождения....тьмы! - с трудом вытолкнул из себя эти слова Стэн, а затем сказал уже более уверенно, - Я дрался с порождениями тьмы.

Арея почувствовала нечто странное, по спине ее пробежал холодок:

- Где это было?

- Пограничье Неварры, Тевинтера и Вольной Марки, - угрюмо ответил эльф,осторожно отходя от эльфийки к столу мага.

Арея не обратила на него внимания, не в силах оторвать взгляд от лица кунари.

- Там мы и встретились. В Райлехтуне - деревушка на перекрестке, почти на нейтральной территории, - печально произнес Рельке, - меня послал мой Командор, сказал, что в том месте видели одно порождение. Но когда я приехал...там их было гораздо больше чем одно. Вся деревня оказалась заражена скверной. Причем я скажу тебе честно, Арея - я никогда не видел таких порождений тьмы. Они были гораздо ловчее быстрее, живучее...от них исходил странный смрад, он дурманил голову. Если бы я был там один...оказался бы уже среди этой черной армии. Но на мое счастье там был отряд Стэна. Те кунари похоже предпринимали очередной поход против Тевинтера, но это было уже не так важно. Они все погибли сражаясь вместе со мной, магом, только этот боец остался в живых. И, хоть, остался покалечен.... он герой. Я поклялся себе, что помогу ему...

- А ты, - Арея перебила мага, пристально глядя на эльфа, - ты как с ними оказался? И зачем?

Зевран наиграно улыбнулся и покачал головой. Он явно не хотел это обсуждать.

- Скажем, я тоже был в Райлехтуне в тот день. И оказался как раз вовремя рядом с кунари... я не смог его бросить раненного, уж поверь, такое подло даже для меня. А все остальное... я думаю подробности только отнимут у нас время, которого и так нет. Скажу еще, что мне так же как и тебе не хочется, чтоб Анора добилась своего. Нужно предупредить Алистера. Сделать все, расстроить планы Аноры. Я знаю, ты умеешь принимать помощь без вопросов, Рея. Так почему бы тебе не принять ее от меня, если я предложу?..
- Но...твои мотивы? - усмехнулась Арея, стараясь скрыть мелкую дрожь, которую эльф вызвал в ней, всего лишь назвав ее "Реей".

- Без вопросов, Рея. Я помогу тебе, я по-сути уже помогаю. А ты сделаешь мне одолжение и не будешь меня спрашивать пока ни о чем.Мы после выясним отношения. Пожалуйста.

То как он это произнес, то как смотрел... Не отвлекаться! Нужно действительно помогать Алистеру! А любопытство может и потерпеть...

- Отлично, - хмыкнула Арея без эмоций, - Вы с нами?
Последняя фраза была произнесена с некотрой надеждой. Она боялась оставаться с Зевраном наедине и была просто счастлива, когда маг кивнул.
- И я с вами, эльф, - произнес кунари, вставая с земли, - хочу помочь вам.
Арея улыбнулась другу.
- Хорошо Стэн, но ты просто обязан звать меня "кадан", как раньше.
Кунари согласно мотнул головой и эльфийка вздохнула, замечая наконец на волчьих шкурах кучу аппетитных Антиванских явств.
- А теперь посторонитесь, я буду насыщать свой бездонный желудок, - произнесла она и кинулась уничтожать продукты с таким рвением, будто это была кладка яиц Архидемона.

16:28 

11 глава. "Теневой цикл".

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
У них было три недели, на все про все.

Арея поражалась. Ее новые спутники знали много об Аноре, о ее планах, даже о том сколько у нее было людей и как она готовила нападение. Они знали такие вещи, которые, наверняка, тщательно охранялись. И, конечно же, все это Арее было на руку. Но она никак не могла понять зачем им это было нужно.

Алистер и Ферелден - для каждого из них это были такие далекие вещи...

Стэн вообще ничего не помнил о Море и о тех, с кем тогда сражался; ему просто нужно было оставаться рядом с людьми, способными помочь ему вылечиться и вернуться домой, и кунари не жаловался, что ему попались именно такие помощники, хотя стоило бы; Арея не была уверенна, возможно он бы помог ей, если бы помнил что-то...но в сложившейся ситуации, участие во всей этой интриге для кунари было всего лишь досадной необходимостью.

Маг был из Тевинтера. Он даже не участвовал в Море, охраняя свои родные земли...Рельке были чужды проблемы ферелденских политиков, и если бы он не был Стражем, и, к тому же, честным человеком, Арея вообще бы не поняла, какой ему был резон участвовать в этой кампании. Единственное разумное объяснение эльфийка видела в твердом решении Фабизы вылечить Стэна. Маг с завидным упорством поил кривившегося кунари волшебными настойками, в перерывах обсуждал с эльфийкой дальнейшие планы и, иногда, тонкости бытия Стражем. Она, один раз, чувствуя вину за то, что втягивает мага в опасное предприятие, предложила Рельке остаться со Стэном в Паучьей Пещере, лечить его и не учавствовать во всей этой затее. Но маг вежливо отказался, озадачив Арею, и одновременно обрадовав...

Потому что остаться с Зевраном, таким скрытным и непонятным, она, по правде говоря, боялась.

Зевран вообще не давал никаких объяснений по-поводу его участия в кампании. Именно он, как ни в чем не бывало, рассказывал Арее все подробности планов Аноры, и он был чем-то вроде негласного лидера, над другими двумя мужчинами. Как и что их связывало, и зачем Зев по-сути сам натолкнул Арею на идеи о спасении Алистера, не питая к нему каких то особых дружеских симпатий, было не ясно.... Арея знала, чувствовала, что она и ее друзья, мало играют роли в решении эльфа "помочь". Вряд ли Зевран хотел вернуть ее расположение, или действовал бескорыстно, по-доброте душевной...хотя какая-то доля этого и могла присутствовать в его мотивах. Однако, совсем не большая доля, в сравнении с другим тайным стремлением, не доступным пониманию эльфийки...

Отношения у них сложились странные. Оба делали вид, что их ничто не связывает, более того - что едва знакомы. Зевран не спрашивал Арею о том, что случилось с эльфийкой на время их расставания, та в свою очередь тщательно скрывала свою заинтересованность в его прошлом. оба проявляли лишь циничный интерес к взаимовыгодной сделке. Вот только Арея видела свою выгоду очень отчетливо, а вот чего добивался Зев...она не знала.

Но все же, отвлекаться на раздумья ей было некогда. Было еще много о чем подумать... хотя бы об Алистере, и необычайном состоянии Паучьей Пещеры.

Маг показал Арее все это жуткое подземелье, и его старую владелицу - магичку Стража-Комадора Варсель. Та была необычайно старой для Стража, и даже Арея, никак не связанная с магией, чувствовала в старушке силу, достойную магии Флемет. Варсель объяснила эльфийке свою живучесть тем, что в Пещере время течет совсем иначе из-за особенного состояния Тени...

Пещера была огромной, и тот маленький уголок, в котором Арея проснулась однажды, был всего лишь сотой долей от пространства занятого тайными туннелями под землей, прорытыми некогда пауками. Пещера еще со времен Дендора, была найдена Стражами, прибывшими почтить память героя Ронинга. Они обнаружили необычайное состояние Тени здесь, в глубине Тангельса, названное Полупронзеным - при нем духи из потустороннего мира не могли проникнуть в мир людей, когда люди, в свою очередь, могли случайно забрести в Тень и затеряться там. Причем вернуться обратно для многих не представлялось реальным...для многих, кроме волшебников-Стражей, которым приходилось прилагать большие усилия чтоб преодолевать Теневую Стену. При этом, магические способности их возрастали во много раз и гораздо быстрее, нежели при обычных тренировках...но это было чрезвычайно опасно, так как не каждый маг мог преодолеть столь сильную завесу. Все же у подземелья был плюс - оно располагалось в труднопроходимой глуши, а своеобразное состояние Тени вокруг этого места, отпугивало порождений тьмы...

И после долгих раздумий, Стражами было решено оставить Паучью Пещеру убежищем для магов, как для отдельной коалиции ордена. Решение было принято в тайне от большинства рекрутов волшебников, ведь, это было почти также опасно, как посвящение, и еще более смерти подобно. Стражи стали проводить частые отборы среди наиболее способных магов, для отправки их в Тангельс. Из Паучьей Пещеры выходили живыми очень немногие волшебники, но зато они были так сильны, что с лихвой окупали смерти своих товарищей. Во времена Мора о смертях слабых забывали, радуясь возможности иметь сильных на своей стороне.

Но когда Мор закончился, отборы стали проходить все реже, из-за ненужности лишних смертей и все большей бесполезности Стражей в мирное время. А когда мир затянулся...Пещера оказалась совсем заброшена, лишь немногие из старых Стражей остались там, доживая свой век и надеясь еще успеть применить свои великие способности.

Что интересно, после того, как свежие силы магов перестали посещать подземелье, Полупронзенная Завеса стала медленно затягиваться, и, к тому моменту, когда там оказалась Арея, Тень уже не представляла почти никакой опасности. Однако, она все еще поддерживала жизнь кучке старых Стражей, живущих в глубинах Пещеры.

Подобное убежище было идеальным для Ареи и ее товарищей. Никто кроме ронингцов не мог найти их в непроходимом лесу, а Варсель знала всю чащу Тангельса вдоль и поперек, и с радостью согласилась быть проводником, когда эльфийка решила, что было бы неплохо навестить в Ронинге Лелиану, и вообще совершить небольшую разведывательную вылазку. Арея считала это хорошей идеей и не думала, что что-то или кто-то может ей помешать.

***

Что-то странное было во взгляде мага...он будто пытался посмотреть не на нее, а внутрь нее. Эльфийка съежилась под этим взглядом. Волшебник стал часто так на нее смотреть, последнее время.Он снова взглянул на тот странный прибор и покачал головой.

-
Это плохая идея, - наконец произнес Рельке, тщательно подбирая слова. Арея фыркнула, маг кажется не слышал, как она пять минут назад описывала всю прелесть и безопасность своего плана.

- Она прекрасная, потому как мы здесь сидим в абсолютном неведении и ни генлока не делаем. Вы рассказываете мне забавные истории об Аноре и всем остальном, только никак не подтверждаете, пока! Я сама ничего не видела и не слышала. Хочу наверх. Что, только у Зеврана есть привилегия вылезать на поверхность и следить за обстановкой?... В конце концов, я должна убедиться, что с Лил все в порядке....

- Ты нам не доверяешь? - усмехнулся Зевран, отрываясь от чтения какой-то книжонки, которую он захватил с собой в последний свой поход на поверхность.

Эльфийка презрительно раздула ноздри:

- Ты бы еще спросил, верю ли я в сострадание церкви. Я верю только собственным ощущениям...и прямо сейчас они говорят мне, что если я просижу здесь еще немного, то превращусь в гнома...

Эльф пожал плечами и вновь вернулся к чтению. Тут подал голос Стэн.

- Согласен с кадан. Воздух здесь затхлый и неба я тоже не видел уже давно. Нужно выбираться.

Рельке немного нахмурился, а затем снисходительно улыбнулся:

- Я неправильно выразился. Идея не плохая, в ней плохо то, что ты, Арея, собираешься на поверхность. Тебе туда нельзя.

Зевран услышав эти слова мага согласно кивнул, продолжая пялиться в книжку.

Настала очередь эльфийки хмуриться. Она посмотрела на мага со смесью скепсиса и раздражения:

- И вы не намерены мне объяснить почему, я правильно поняла?

- Это в твоих же интересах, Рея, - протянул Зев, переворачивая страницу своей книги. Эльфийка начала подозревать, что тот взялся за чтение только затем, чтоб не встречаться с ней взглядом.

- Интересно? - улыбчиво спросила Арея у эльфа. Тот посмотрел на нее с удивлением, не сразу сообразив, что эльфийка спрашивает о книжке.

- Хм, да. но тут все на антиванском...ты не поймешь.

- Точно, - улыбка на лице эльфийки стала шире, и это говорило о том, что она вовсе не радовалась, - я вообще дубина последняя. Ничего не понимаю.

Эльф быстро уловил в голосе Ареи знакомые злобные нотки, и насторожился.

- Рея, тут такое дело...

- Знаю я! То есть я совершенно ничего не знаю и мне это порядком надоело, господа заговорщики! - эльфийка решительно поднялась со стула, на котором сидела. Голос ее был резок, - если мне никто ничего не собирается объяснять, я просто пойду и выясню все сама! Я вам не пленница и не трехлетний ребенок, которому можно просто что-то запретить, удержать вы меня не сможете! Я иду на поверхность, мне нужно. Стэн?

Кунари уже собирался. Эльфийка победно посмотрела на эльфа, но у того на лице было странное выражение. Он показался бы ей напуганным, если бы не кривился в усмешке. Зевран оглядел ее с ног до головы, вздохнул и посмотрел на мага, который был за ее спиной.

- Нет, Рея, - спокойно произнес эльф, - ты никуда не идешь. Мы с Фабизой идем. Если хочешь, проверим Лелиану, но ты никуда не уйдешь отсюда. По крайней мере сегодня.

Эльфийка пораженно и резко выдохнула, будто ее ударили в грудь. Когда она начала отвечать, голос ее стал снова похож на металлический скрежет:

- Какого дьявола, почему?!

- Потому что я не разрешаю, - холодно ответил Фабиза, положив эльфийке руки на плечи, - ты больна, и тебе нужен отдых.

- Больна?! - истерически хихикнула Арея. "Лучше ничего не могли придумать?"

Она успела встретиться взглядом со Стэном, который в полном обмундировании уже стоял у лестницы. Лицо кунари выражало крайнее недоумение. Потом она повернула голову к магу и краем глаза заметила фиолетовую вспышку. Сознание начало покидать ее...
Взгляд мага казался ей пронзающим насквозь. В ушах стояло мерное тиканье...

- Все даже хуже чем я думал. Ее придется связать, она захочет выбраться, а нам нужно будет вернуться до Седьмой Звезды. Нарисио! Стэн - остаешься с ней... - прорычал где-то над ухом ожесточенный Фабиза. Последним, что она слышала, был чей-то отчаянный крик:

- Арея! Не смей!..


А после ее оглушила мрачная темнота.


***

Она очнулась быстро. По крайней мере, ей показалось, что прошло не больше пяти минут...но когда она открыла глаза и сознание полностью вернулось к ней, она ощутила боль в мышцах...будто все тело затекло. Или наоборот, было так долго напряжено и подвижно, что превратилось в один большой синяк.

Она была туго связана.

Вокруг было темно - свечи и магические приспособления Рельке потушены. Однако, ей не пришлось привыкать к темноте, чтоб разглядеть массивную фигуру кунари, в противоположном углу помещения.

- Стэн? - позвала эльфийка, - помоги мне, Стэн.

- Нельзя, - ответил кунари, после некоторой паузы. Он явно был в замешательстве, не меньшем, чем сама Арея.

- Почему? Почему они со мной так? - захныкала эльфийка. Она совершенно не понимала, что происходит, и от этого чувствовала себя злой и беспомощной.

- Если бы я знал, кадан, я бы сказал, - Стэн говорил искренне. Арея не слышала в его голосе ни капли притворства, как всегда.

- Но я хочу знать. Это ведь нечестно! Как они могут скрывать от меня что-то? как они могут? Они связали меня!...

- Я связал, - поправил кунари.

- Зачем? - потребовала эльфийка.

- Они сказали, так лучше для нас обоих.

Эльфийка задумалась на мгновенье.

- Неужели ты считаешь, что я могу причинить тебе вред? - тихо спросила Арея, уже зная, что ответит ей кунари.

- Нет, - недолго думая сказал Стэн. Он зашевелился в темноте и Арея уловила блеск его глаз. " Смотреть в глаза"

- Тогда зачем я связана? Разве я больна? Они оба свихнулись Стэн, если считают так... Я не сделаю тебе ничего, даже если очень сильно пожелаю..А я не пожелаю, Стэн. Развяжи меня.

- Нет, - также быстро и без раздумий ответил кунари. Эльфийка отчаянно задергалась, пытаясь освободиться от пут, но у нее ничего не вышло - веревки явно имели какой-то магический характер... Бросив это дело Арея, зарычала от злости.

- Подумай хорошенько Стэн! Они нечестно обошлись со мной, с нами обоими!...

- Не о чем нам разговаривать, - отрезал кунари, - подожди пока они вернуться. Там и решим, что с тобой делать.

Эльфийка молчала. В голове ее бешено вертелись мысли. Ей совершенно не хотелось оставаться здесь лежать, без каких либо прав действовать, и ждать чьего-то прихода. Арея снова уловила в темноте блеск кунарийских глаз, и буквально вцепилась в них взглядом.

- Никто не имеет права меня удерживать против силы. Не знаю почему они так со мной поступили, но это неправильно. Не поступай и ты так. Когда-то я вызволила тебя из клетки, ты мог умереть и я помогла тебе. Теперь я связана, и моему другу возможно угрожает смерть, ты должен помочь, - эльфийка умолчала о том, что в принципе кунари уже искупил тот долг жизни перед ней, помогая ей с Мором.

Но ведь Стэн этого не знал, верно?

- Я не помню этого, - помедлив немного с ответом, неуверенно сказал кунари. Прогресс, он немного задумался над ее словами.

- Жаль. Но это правда, - твердо ответила Арея. Она больше не знала что сказать и как заставить его помочь, поэтому замолчала. Эльфийка ощущала уже сильную тянущую боль от тугих веревок, вся кожа чесалась и голова от напряжения болела.

- Мне сказано: я должен охранять тебя, - наконец произнес Стэн после минутного молчания, - и это значит, что если ты собираешься на поверхность, я иду с тобой.

Эльфийка не поверив своим ушам расхохоталась.

- Серьезно?!

- Да. Будешь делать глупости - больше тебе такого шанса не предоставиться, кадан.

- Спасибо, Стэн.

Кунари зажег маленькую свечку, и в свете пламени разглядел улыбающееся лицо Ареи. Эльфийка выглядела немного потрепанной, и в местах, где веревки стягивали ее тело, кожа была раскрасневшейся. Веревки...темно-зеленые жгуты, возможно, какого-то растения. Они казались Арее очень крепкими, но Стэн почти без усилий разорвал их все.

Эльфийка поднялась на ноги рядом с кунари. Еще несколько секунд назад она думала уже убить своего "тюремщика", когда это представиться возможным...но почему? Зачем? Он ведь помог ей. Мгновенье она размышляла, глядя на его серьезное лицо снизу вверх, затем хмыкнула.
- Мы идем в Ронинг...ты знаешь как туда пройти, через лес?
***
Рельке был не в восторге от всей этой затеи. Сначала он должен был помогать наемному убийце, чтобы найти зачинщика эпидемии в Райлехтуне, а теперь еще и спасать от последствий Теневого Цикла вздорную эльфийку. Он точно знал что это Цикл, он уже видел подобное, когда бывал в Андерфелсе - несколько Стражей подверглись этой...болезни, и никто не выжил, хотя их и пытались лечить. Люди заражались злостью, а затем и скверной...и то, что дальше с ними происходило было и вовсе ужасно. Хотя Фабиза был сведущим целителем, но его терзали смутные сомненья относительно благополучия Ареи. Ее шансы были десять из ста.

Но эльф был упрям, и не хотел упускать ни единого шанса. Рельке чувствовал себя рядом с убийцей не комфортно: он не знал, чего Зевран добивался от затеи со спасением Ферелденского короля, но вынужден был следовать за ним, чтоб исполнить указание Командора, к тому же убийца постоянно следил за ним, чтобы маг работал над лекарством для девчонки. Когда за тобой приглядывает профессиональный ассасин, ту не до комфорта, верно? И еще, Рельке не был посвящен во все перипетии эльфийских отношений, но чувствовал что их связывало нечто большее, чем общая цель помешать этой Аноре... Хоть они это и скрывали почему-то, во взглядах и разговорах их часто проскальзывали намеки на бурное совместное прошлое. По крайней мере, это объясняло глубокую озабоченность эльфа здоровьем эльфийки и ее постоянную напряженность рядом с ним. Хотя и это могло быть последствием Цикла...кто знает?

Он сильно рисковал и был не в восторге находиться с таким зараженным Стражем рядом. Варсель все заверяла его, что в пределах Полупронзенной завесы Арея оставалась в безопасности и сама никому не угрожала. Но, быстро распознав характер этой девчонки, он понял, что долго ее продержать там не получиться. Нужно было потерпеть хотя бы до завершения Первого Цикла, но вряд ли Арея могла позволить им это. Счетчик показывал что времени осталось немного.

Поэтому он так торопился попасть в Ронинг этим вечером до Седьмой Звезды, которая бы предзнаменовала завершение Первого Цикла. Так сказать, кульминацию. Это могло закончиться плохо для всех них, не только для Серых Стражей, поблизости от Ареи, но и для простых людей... для этих все было даже хуже.

В Ронинге жил специфический торговец, травник, знавший много полезных корешков, недостающих для завершения очередной волшебной настойки Фабизы. Она могла был замедлить развитие цикла еще на несколько месяцев... этого наверняка хватило бы, чтоб найти, наконец, эмиссара из Райлехтуна, и убраться восвояси, подальше от больного Стража. Но если не успеть вовремя...

Маг влетел в лавку как ураган, разметав в стороны несколько старушек-покупательниц и буквально упал на прилавок. Он использовал мощнейшее заклинание левитации для быстрого перемещения в город и выдохся.

Вслед за ним в магазин примчался запыхавшийся эльф и оба они круглыми глазами уставились на продавца.

- Вы...э...так чая хотите? - осторожно поинтересовался испуганный человек.

- Корень Мальнопуса! Дай мне сейчас же, - тяжело дыша потребовал маг, не дав ему договорить.

- Корень чего, простите? Я не совсем расслышал...

- Ледяная трава! У тебя есть ледышки?

- Дай ему то, что он просит, - настоятельно посоветовал эльф.

- У нас мало времени, что ты вошкаешься?! Мальнопус сюда!

- Сейчас, сейчас... - продавец тут же скрылся под прилавком и стал рыться в каких-то склянках, с большим усердием. Однако, ему не удалось быстро найти то, что у него просили и поиски затянулись. Маг нетерпеливо стучал пальцами по деревянной поверхности прилавка, эльф грозно и задумчиво молчал, и все это под аккомпанемент красочной брани обиженных старушек. Они недовольно ворчали по поводу наглости молодежи и бестактности.

- А сколько вы можете подождать? - из под прилавка донесся виноватый голос.

- Нисколько, - недружелюбно ответил эльф, - а сколько ты сможешь прожить без воздуха?

- Ледяная трава...ее редко кто берет, она обычно у меня на складе, - пропищал продавец, и его красная макушка появилась из-под стола.
Маг возрился на него с выражением ошеломленного ужаса.

- Так беги за ним, нарисио!

- Конечно, но вам придется подождать...

- Метнулся, олух! - гаркнул на него вдруг эльф и продавец тут же исчез в направлении складского помещения. Маг недовольно заворчал, а его спутник спросил у него тревожно:

- Сколько еще?

- Следи за небом... когда между Думатом и Третьей Звездой появиться белая мерцающая вспышка, тогда наше время и закончиться.

- Почему нужно было так тянуть?

- Потому же, почему нельзя ее было посвящать, в то, что она больна. Настойка должна хорошенько отстояться, иначе она, также как и плохие новости, будет усугубляет процесс.

- Создатель... - маг удивился, когда из уст совсем не религиозного Зеврана вдруг вырвалось такое. Это в очередной раз доказывало, что маленькая вздорная Арея, трогала эльфа больше, чем он хотел выказывать. Рельке уже хотел спросить его, наконец, что за история произошла между этими двумя, но тут почувствовал неладное. Смрад...странный удушливый запах вползал ему в ноздри медленно, но верно, не предвещая ничего хорошего.

- Порождения тьмы! - зашипел маг, и внезапно, забыв о товарище, вышел из лавки на улицу.

Запах резко усилился.

***
Городок был набить до отказа народом, все готовились к какому-то очередному празднику. Люди уже находились в состоянии близком к опьянению, поэтому мало кто замечал странную парочку идущую окольными путями: громадный белобрысый великан кунари и золотоволосая малявка эльфийка решительно направлялись куда-то ближе к центру Ронинга. Они выглядели странно, а поведение их казалось смешным - громила, ведомый крошечной девушкой, то и дело останавливался глядя на разряженную толпу и что-то удивленно спрашивал у своей спутницы. Та терпеливо отвечала и они брели дальше, чтоб через некоторое время остановиться опять. Тогда эльфийка могла внезапно забраться на плечи к кунари и начать следить за кем-то сверху, как хищная птица. Но спустя несколько минут она снова опускалась на землю и продолжала свой путь, сопровождаемая великаном.

Правда один раз они остановились надолго. Эльфийка замерла на месте, непонятно отчего, прямо посреди дороги, и начала принюхиваться.

- Ты это чувствуешь? - с тревогой в голосе спросила она у кунари. Тот пожал плечами:

- Что?

- Запах! Я не чувствовала его уже несколько месяцев!...

- Что за запах? - нахмурился Стэн, испытывая, все же, абсолютное спокойствие.

- Это...- прошептала эльфийка одними губами, а затем резко, не поинтересовавшись у спутника, готово он или нет, рванула назад по улице, к мосту на речке, - за мной!

Стэн сначала было подумал, будто бы Арея собирается сбежать, что было бы смешно и нелепо если сравнить их скорости бега. Но тут до него дошло, что эльфийка звала его с собой, и тогда кунари последовал за ней.

Он прогрохотал по мостовой, не отставая от легкой Ареи, и, в конце концов, они быстро оказались у моста. Тот был проложен через реку на другую сторону городка, заброшенную и старую, быстро переходящую в лес. Оттуда Стэн с Ареей и вышли. Там давно уже никто не жил, и никакого движения не замечалось, уже лет сорок, но сейчас...

В толпе раздались крики. Люди, гуляющие по эту сторону реки на берегу, увидели жуткое зрелище: из заколоченных домов и из за деревьев стали появляться отвратительные создания, все в струпьях и язвах, вооруженные каким-то примитивным оружием. Эти твари, хоть и походили на людей, ими не были. Они казались слепыми, рот их расползся до ушей, обнажая ряды кривых и острых зубов, носа не было, только две щелочки ноздрей, как у змеи. Монстры пахли гниением и трупами, вызывая рвоту...а еще от них веяло чем то страшным.

- Порождения тьмы... - констатировала мрачно Арея, доставая из-за спины клинки. Стэн молча повторил ее жест и оба направились на мост.

- Порождения тьмы! - повторил кто-то за спиной эльфийки, крайне удивленным голосом, - Что вы здесь делаете, Стэн?!

Парочка остановилась. Из толпы вынырнули эльф и маг-Страж, тоже почувствовавший приближение опасности. Оба странно посмотрели на Арею, та ответила им взглядом полным угрозы и вызова:

- С вами - позже, сначала мы убъем их всех. А потом вы оба у меня получите по заслугам.

Маг кажется не поверил своим ушам:

- Ты, ты хочешь убить их? - он указал на порождений, уже вступающих на мост.

- А ты предпочитаешь, чтоб я убила тебя? Я и сама не против, но только эти твари не будут ждать своей очереди.

- Возможно...все не так плохо, как я думал, - пробормотал Рельке самому себе.

А Зевран не обратил на него внимания и, подойдя к Арее, протянул девушке странный пухлый пузырек, со светлой жидкостью внутри. Эльф казался чрезвычайно встревожен и даже немного дрожал.

- Выпей это, Рея, прошу тебя, - он пристально смотрел ей в глаза, так что просто выбил из ее сознания мысль о приближающихся порождениях.

- Отравить хочешь? Зачем мне? - криво ухмыльнулась эльфийка. На что эльф только покачал головой.

- Рея, ради всего хорошего что между нами было, выпей, - она никогда не видела его таким. Зев был удивительно серьезным и по-настоящему волновался.

Неужели..?
Она аккуратно вытащила из его напряженных пальцев пузырек, и, откупорив выпила залпом. Без раздумий. Без сомнений.

Жидкость показалась ей жутко соленой и холодной. В желудке что-то ухнуло, и эльфийка ощутила внезапный прилив сил. Зевран смотрел на нее так, будто пытался понять, что она чувствует, он весь обратился в натянутую струну. Ей стало жарко от его взгляда и она поспешила сказать:

- Не амброзия конечно... - но так и не успела закончить, оглушенная жарким требовательным поцелуем.

Эльф прижал ее к себе с мучительной страстью и силой. В глазах на мгновенье сделалось темно, а в груди бешенно забилось что-то. Казалось там ничего уже не может биться... Но его горячие жаждущие губы, кажется целовали ее не только снаружи, но и внутри, пробуждая замерзшее сердце. Крупная дрожь волнами пошла по телу Ареи, от макуши до пят, а в самом низу живота нервно и болезненно затянуло. Его руки, такие властные и крепкие,.. его тело, такое теплое, так близко,.. его терпкий аромат, сводящий с ума...

Эльфийка отпрянула, стараясь сохранить власть над собой. Она втянула ртом воздух, желая отогнать от себя алчное желание новых поцелуев, и замахала руками в отрицательном жесте. Зевран, глядя на нее, порочно и победно усмехнулся.

- П-порождения тьмы, - только и смогла произнести Арея, прежде чем стремглав кинуться к мосту, половину которого порождения уже прошли.

- Прямо... как в старые времена, - внезапно произнес кунари, будто озаренный чем-то, - я ведь видел уже такое.

- О...так вот как тебе нужно возвращать память! - расхохотался Зевран и бросился вслед за эльфийкой.

Твари оказались какими-то непутевыми. Будто они были не матерые заправские гарлоки, а подростки, которых отправили на войну, из-за нехватки мужеской силы. Рубить им конечности не представляло особого труда, они даже почти не сопротивлялись, хотя несколько минут назад кровожадно рычали и неслись в бой. Это было более чем странно...для всех, кроме Рельке.

Маг сразу понял за кем пришли порождения. Правда, когда он бежал к мосту, он ожидал увидеть Арею уже в их лапах, но немного недооценил эльфийку, она оказалась куда устойчивее к болезни. И потом, Зевран как раз вовремя дал ей выпить настойку, которую Рельке буквально доделывал на бегу, после добавления долгожданного Мальнопуса. Теперь можно было полагать, что девчонка проживет еще несколько месяцев полноценным Стражем...

Фабиза думал над всем этим прямо в бою, не сильно стараясь стрелять молниями по порождениям. Он ожидал, что с каждой минутой, после того как Арея выпила настойку, твари будут слабеть и вовсе убегут обратно, откуда вылезли. Маг и не думал, что одна тварь все же сохранит свою прыть и окажется так близко от него. Он повернулся к порождению спиной, посылаю магический удар другому, старавшемуся подкрасться к нему с боку...над ухом его раздался чудовищный рев...и..

Гарлок с грохотом свалился рядом с магом, едва задев его когтистой лапой. Из его левого уха торчала стрела, наконечник которой вылез из правого. Откуда-то взялся лучник, Рельке попытался найти его в серо-зеленом месиве из носящихся вокруг порождений и тогда его взору представилась завораживающая картина: красивая рыжая женщина с длинным луком, быстро отстреливалась от нападавших на нее монстров. Она делала это так же легко, как обычная домохозяйка лепит пирожки. Фабиза был зачарован этим зрелищем.

- Смотри в оба, колдун! - мимо проскочила Арея, срубая голову очередному гарлоку, подбиравшемуся к остолбеневшему магу. Рельке встряхнул головой, сосредотачиваясь.
- Сейчас будет горячо! - прокричал он в ответ эльфийке, и вознес руки к небу, делая магические пассы. Секунды, и из его пальцев, светящимися вспышками, в воздух понеслись молнии. Маг посылал пучки небесного огня все выше и выше и, наконец, они поднялись над мостом сначала огромной тучей, а затем куполом, окутав все его пространство. Острые голубоватые пики энергии замелькали тут и там, пронзая ошалевших гарлоков насквозь, и не трогая людей. Монстры визжали, поджариваясь, но ничего не могли сделать против магической силы....и в конце концов, когда электрический купол растаял, на мосту лежали лишь трупы этих чудовищ, а Арея и остальные впечатлительные разглядывали эту прекрасную картину.

Рельке устало вздохнул, встряхнул руками и услышал внезапно:

- Лил! - Арея подлетела к рыжеволосой с луком и крепко стиснула в объятьях, - Как же я рада тебя видеть!
- И я тебя, - девушка казалась немного ошарашенной и почему-то подозрительно косилась на Зеврана. Тот ей улыбнулся в своей обычной манере, а Стэн, подойдя поближе к рыжей разбойнице произнес:
- Я знаю тебя!
Рельке наблюдал их встречу со смесью умиления и зависти. Они выглядели так, будто знали друг друга сто лет и не виделись столько же. Маг глядел на них долго, задумавшись уже о своей жизни и своих друзьях, когда ход его мыслей прервал громкий возглас Ареи:
- Да, а это, Лил, посмотри - Фабиза. Может он и впечатляющий маг, но и засранец тот еще. Это из-за него я так долго... хотя нет. Пусть он сам все расскажет и тебе и мне. Ну, господин маг, расскажете нам о своих тайных кознях или нам придеться вас пытать?

Рельке вздохнул, восхищенно посмотрел на рыжую лучницу и ответил:

- Ну не на середине же моста мы будем обсуждать все это.

16:38 

13 глава. "Вместе"

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Ее комната была довольно скромной. Она не хотела вычурных украшений или какого-то роскошества, хоть и выросла в бедноте, но страсти к чуждым излишествам не питала. К тому же в доме Альзена не было чего-то из ряда вон выходящего: он был потомственным купцом, а не дворянином, к тому же еще и полукровкой. Убранство его дома было весьма прагматичным, хоть и не лишено было некого изящества, которое так манит людей, стремящихся к гармонии типа «ничего лишнего».

Так вот, ее комната действительно была скромной: небольшая кровать с легкими простынями, как раз по антиванской жаре, добротно сколоченный шкаф для одежды и письменный стол. Еще у комнаты было широкое окно, в этот вечер пропускающее в помещение светло-серебристые лучи лунного света.
Уют, хоть Арея и не старалась, создался сам, когда она расставила и разложила свой немногочисленный скарб тут и там. Мешок с легкими доспехами, предметы первой необходимости: мыло, расческа и ручной ножичек; на столе она раскидала в милом беспорядке ферелденскую бумагу – она всегда зачем-то таскала ее с собой, ведь, писала же очень редко!

У нее и перьев-то не было – когда строчила письмо Алистеру, позаимствовала у хозяина дома. А бумагу любила. Наверное, также, как Зевран антиванскую кожу. Смешно… но плотные шершавые свитки, с характерным запахом ферелденской сосны, успокаивали ее и напоминали о доме. Дом…

Когда эльфийка влетела в комнату, совершенно не обращая внимания на ее меблировку, в ее голове крутился миллион мыслей:

«Я никогда уже не смогу вернуться домой…не увижу сестру, не услышу ее глуповатый заливистый смех, такой родной и милый…не увижу ее детишек, она наверняка уже вышла замуж…не посмеюсь над Сорисом с его человеческой женой…не подпорчу настроение эрлу Эамону, выпустив в бальный зал свору мабари, ему наверняка никто так не пакостит уже…не посижу с Алистером у камина…не послушаю его шуток и сетований, на тяжелую королевскую службу…не посмотрю ранним утром на туманные холмы, простирающиеся за городской стеной….не приду с нравоучениями к своим рекрутам…не устрою с Огреном соревнование, кто больше выпьет…не почувствую стыда, когда тот проиграв будет бегать в тронном зале голышом взад вперед…не высплюсь больше на теплой перине и не буду разбужена жутким кошмаром…никогда»

Она чувствовала невероятную щемящую тоску, сжимающую ее сердце, когда закрывала за собой дверь. Она знала, что умрет, не дожив до преклонных лет, но что смерть ее души настанет так близко…или даже нечто худшее, чем смерть,…это стало для нее ударом.

Когда дверь издала характерный щелчок, отделяющий звуки в ее комнате от всех других, она наконец позволила себе закричать, сползая вниз по стенке.
Этот…крик, со вкусом горьких слез и солоноватой крови, от долго прикушенных губ, шел, казалось, из ее утробы, с самой глубины. Она ничего не могла поделать с чудовищным звуком вылетающим из нее, рвущем горло. Так больно, больно…

Эльфийка сползла, наконец, на пол и воздух в ее легких вышел совсем, заставив ее глубоко и резко вдохнуть, с хриплым свистящим звуком. Она продолжала содрогаться от беззвучных стенаний, пока грудь ее вновь наполнялась , чтобы вновь закричать. Никогда не увижу дом, никогда больше…

- Рея! – дверь рядом с эльфийкой распахнулась, и в комнату ворвался Зевран. Его растерянный взгляд быстро нашел свернувшийся на полу жалкий клубочек – храброго Серого Стража. Эльф сделал неуловимое для глаза движение, и девушка оказалась у него на руках, сжимаемая теплыми крепкими объятьями.

- Тебе нельзя плакать, милая, это все только ухудшит! – зашептал он ей необычайно нежно в ушко, обдав шею и щеку горячим сухим дыханьем. Эльфийка болезненно и безотчетно прижалась к его груди, сжимая руками ткань одежды, и замотала головой:

- Все должно было быть не так!... Я должна была умереть гораздо раньше…не почувствовать всего этого…

- Нет! – эльф резко встряхнул ее так, чтоб она видела его глаза. Прекрасные карие глаза смотрели уверенно, если даже не упрямо, и горели таким огнем, от которого ей вдруг почудилось, будто не все было потеряно. Будто была надежда.

- Нет. – отчетливо повторил Зевран, склоняясь над ней так близко что она могла различить мелкие морщинки вокруг его глаз и бровей. Тяжелые воспоминания, страдания, смех, испытания, опыт… Она могла видеть все это на его лице. Она могла видеть в его широко распахнутых глазах глубокое тяжелое чувство, которое ни его ни ее не отпускало, даже в минуту расставаний…

- Ты не сможешь умереть, я тебе не дам, - настойчиво сказал эльф, опустившись на край кровати, чтоб не потерять равновесие. Эльфийка смотрела на него с таким чувством, будто он был единственным на всем белом свете, способным заставить ее жить… Внезапно какая-то лихая сила заставила ее отстраниться от любимого. Да она любила его…но что-то еще в ней визжало и сопротивлялось этому чувству. А еще принесло в голову гадкие мысли:

- Но я действительно должна была погибнуть…еще давно, в Денериме, за свое первое убийство. Потом, когда выжила все-таки, должна была умереть в башне при Остагаре…и потом в каждом бою, и перед разинутой пастью Архидемона я не должна была стоять…И после того как ты исчез я не должна была жить…

- Браска! Женщина, что за мысли терзают твое сознание! – эльф опять привлек Арею к себе, на этот раз достаточно сильно, чтоб она не смогла сопротивляться. Она оказалась у него на коленях.

- Ты должна, и будешь, Рея…я обещаю тебе, я заставлю Рельке выпрыгнуть из мантии и из шкуры, если потребуется, но найду способ тебя вылечить. И мы еще поживем с тобой, ты и я. И наплодим еще кучу остроухих детишек, которые нам доставят много головной боли…

Говоря все это, Зевран сжимал девушку сильно, даже немного больно, но она была так рада чувствовать его рядом, что не ощущала боли. Он говорил так, будто верил в свои слова…

- Ты ведь знаешь, что этого не произойдет? – мягко и горько спросила Арея, сглатывая очередной комок у горла.

Но тут эльф посмотрел на нее как на сумасшедшую:
- Так будет, - уверенность в его глазах оказалась ужасно заразительной, - Или я не Зевран Аранай. Я покинул тебя тогда, считая, что это спасет тебя от опасности. Я не понял, как опасно нам расставаться…- он тяжело вздохнул, голос его стал низким и чувственным, - И чуть не умер без тебя, Рея. Я люблю тебя.

Когда она только собиралась в Антиву, она ожидала каких угодно слов, но не этих. Бахвальства, оправданий…но не признаний, тем более на краю гибели. Ее вдруг посетила мысль, что эльф говорит ей все это, только чтобы поддержать и отвлечь, что все это ложь…но тот будто почувствовал ее недобрые мысли и отчаянно замотал головой:

- Я действительно…мне всегда было так тяжело это говорить, милая. Я чувствовал себя уязвимым…теперь я чувствуя себя таким, когда понимаю что тебя нет рядом, или ты мне не веришь. Создатель…как все это сложно и просто…но ты ведь любишь меня, верно? Иначе не отправилась бы меня убивать? – он криво усмехнулся самому себе, - вот такие разговоры всегда удавались мне меньше всего.

Арея ничего не ответила, она просто смотрела на него, с беззвучным ответом, но таким ярким в ее глазах, что он понял без слов.

Его сухие губы обожгли ее - влажные от слез. Его вкус забытый, знакомый, разлился по ее рту, сопровождаемый ловким и настойчивым языком, пробуждающим в ней жажду. Она ответила на его поцелуй так нежно и страстно, как только умела. Их языки сплелись, словно танцуя замысловатый любовный танец из касаний и поворотов. Губы сжимались все сильнее, им не хватало воздуха, но поцелуй становился только крепче. Руки обоих начали инстинктивно затрагивать самые чувствительные точки тел друг друга, игриво ища в одеждах лазейки. Вскоре ткань, кожа, заклепки и ремни были сброшены с их разгоряченных тел… Арея податливо упала на тонкие простыни, Зевран не переставая целовать ее мягкие губы, грудь и живот…

Эльфийка, обнимая его плечи и шею чувствовала, что ей не хватает его длинных шелковых локонов, и перед ней будто новый мужчина, тот же, только более взрослый и глубокий. В сознании эльфа мелькнуло на мгновенье и исчезло видение самоуверенной эльфийской девчонки с подстриженной под мальчика копной густых пшеничных волос.. Видение сменилось четким образом длинноволосой женщины, невероятно чувственной и сексуальной, испытавшей много горестей, и от этого ставшей для него еще более желанной.

Он отстранился от эльфийки, стараясь впитать в себя этот образ. Раскрасневшиеся щеки, глаза, пылающие дикими животными огоньками, быстро поднимающаяся грудь, светящаяся полупрозрачной кожей и пышущая жаром, длинные ноги, обвивающие его бедра… сейчас она действительно была красива, для него. И он не видел жестоких отметин на ее теле, шрамов, все это было как будто только внешней оболочкой, а он смотрел внутрь. И он не замечал на ее душе темных пятен скверны…

Так, продолжая смотреть на нее, ловя ее томный взгляд, следя за движением ее бровей и дыханьем, вырывавшимся изо рта, он вошел в нее, заставляя тонкий стан эльфийки повторить собой изгиб месяц на небосводе. Арея не смогла сдержать стон наслаждения, сорвавшийся с ее губ, разум уносился куда-то далеко-далеко, оставляя только желания владеть ее телом. Зевран снова повторил свое невероятное божественное движение, повелевая эльфийке вновь изогнуться, уже в другую сторону, и сжать простынь в напряженных руках. Он сам ощущал себя так, будто никогда не чувствовал ничего лучше. Качнувшись еще и еще, он установил определенный ритм, согласно которому из уст эльфийки вырывались стоны и восклицания его имени. Ритм, который ускорялся и ускорялся заставляя обоих любовников терзаться алчным желанием, наконец, выплеснуть свои чувства, слившись в едином крике и потоке ярких эмоций… Быстрее и ближе…

- Зевран!.. – выкрикнула в исступлении Арея, и глаза ее казалось заволокло белой негой, а по телу прошлась сильная волна сконцентрированной энергии, такой, что возможно в тот момент эльфийка могла бы стрелять молниями, не хуже Рельке. Эльф почувствовал этот громоподобный финал и в себе, выпуская на волю скопившийся заряд силы и желания, и тот разлился по телу эльфийки приятным теплом...

- Рея..

..Тяжело дыша эльфы лежали в объятьях друг друга, наслаждаясь этим моментом, такой глубокой близости. Зевран поглаживал любимую по волосам, нежно, едва касаясь, и в конце концов понял, что она уснула. На мгновенье его озарила легкая счастливая улыбка, он легонько коснулся губами ее беззаботной щеки и, вскоре, последовал за эльфийкой в Тень.

В этот момент им было все равно, что случиться в будущем, происходило в прошлом и обретает силы в настоящем, за пределами этой комнаты. Им не нужен был ни сумасшедший мир Тедаса, ни ферелденский король, ни мрачные предсказания Тевинтерского мага…они нуждались только друг в друге, в тот момент. И они были вместе.

21:01 

14 глава."Дороги. Куда ведут, где пересекаются и куда уводят дальше".

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Утро было еще достаточно раннее, когда Арея окончательно проснулась.

Ей показалось, на секунду, что ночь, полная трепетных волнений и видений переплетенных тел в темноте - все это ей приснилось. Приснилось, что просыпаясь во мраке и жаре комнаты, она вновь и вновь оказывалась в сетях плотских желаний и нескончаемого удовольствия, гораздо более сильного, чем любое из когда-либо ей ощущаемых. Приснилось, что не обращая внимания на сон и усталость она провела всю ночь в бешеной битве тел и сознаний, оканчивающейся каждый раз такой сладкой ничьей...

Но это было обманчивая мысль, посетившая ее всего лишь на секунду. Ей ведь уже очень давно не снились сны...Рядом с ней лежал, абсолютно реален, Зевран, обняв ее сзади и зарывшись в длинные волны ее мягких волос.

Спустя мгновенье, девушка поняла, что он тоже не спит, наслаждаясь их близостью, потому как он напевал под нос себе какую-то тихую мелодию на антиванском. Голос эльфа был слегка надломлен, кажется он охрип. От этого открытия эльфийка самодовольно улыбнулась, но решила не показывать виду что уже не спит и насладиться его пением. Она очень любила песни, наверное от того, что ее собственные сорванные еще в отрочестве связки не позволяли ей такой роскоши - петь.
Эльф пел почти беззвучно, стараясь не разбудить эльфийку, но от этого песня становилась еще более прелестной и легкой. Из того, что Арея уже успела выучить на антиванском, ей удалось сложить перевод этой дивной мелодии:

...И мчится в даль певучий хор
Сладкоголосых соловьев,
И птички продолжают спор
Готов, иль все же не готов
Прийти рассвет в зеленый дол
Туда, где образ твой нашел
Себе приют...

И речки быстрая волна,
Увидев как твой светел взор,
Журчит себе, в словах вольна
И вместе с ней певучий хор
Твердят, что ты и есть рассвет
Сей дали чудной, и привет
Тебе поют...

Эльфийка расхохоталась звонким заразительным смехом, от радости, смущения, от того, что дыханье эльфа все сильнее щекотало ей шею, и еще от чего-то. Эльф хмыкнул, понимая, что все же разбудил Арею, и, чуть отодвинувшись, дал ей возможность развернуться к нему лицом.

- И давно ты хихикаешь надо мной? - сощурился Зевран, прежде, чем чмокнуть девушку в губы. Арея сладко зевнула и потянулась.

- Ну, если быть точной, с тех самых пор, как ты неудачно покушался на мою жизнь, - хитро ответила эльфийка, проводя тонким пальчиком линию на груди эльфа. Тот удивленно изогнул бровь и отпарировал:

- Серьезно? И я тоже, примерно с того раза, как ты взяла живого ворона к себе в команду, да еще и прыгнула к нему в постель... мы оба удивительно не последовательные.

- Ты не слишком-то сопротивлялся, коварный соблазнитель, - иронично заметила эльфийка, - и не говори, что у тебя был такой план.

- Я импровизировал, - вздохнул эльф, убирая прядь волос с лица девушки, - на самом деле, я просто влюбился в твои походные сапоги и готов был сделать все, лишь бы снять их с тебя.

- Ах, вот как все было, - эльфийка медленно рассмеялась, - давай тогда уж до конца рассказывай, раз начал. Хочу знать все твои гениальные стратегические ходы.

- Если...если ты имеешь в виду дом Дивенсов, - эльф нахмурился, вспоминая фермерское владение, в котором они прятались, вечность назад, - то я поступил... ты сама в праве решить как я поступил, но тогда я считал, что это было лучшее решение. По правде говоря, я все свои решения считал единственно верными.

- Как это на тебя похоже, - Арея сменила свой игривый тон на более серьезный, почувствовав изменения в Зевране. Она сместилась на кровати, села, облокотившись на спинку кровати, и притянула ноги к себе, обхватив их руками. Эльф тоже сел напротив нее, размышляя как лучше начать свой рассказ. Рано или поздно они должны были прийти к этому.

- Дивенсы, - повторил Зевран задумчиво и немного рассеяно, - ты ведь не нашла потом не одного из них, верно? Если искала конечно. *эльфийка молча кивнула* В тот вечер... той ночью, я не спал. Я знал, что вороны напали на мой след. Все потому, что мне взбрело в голову сходить на рынок вместе с Марлой, хотел сделать тебе приятное и купить каких-то безделушек... Это было более чем опрометчиво, но у меня мозгов тогда мало осталось, ты все их мне забила. *Арея грустно хмыкнула* Вороны заметили меня. И...в общем, они пришли ночью, как я и предполагал. Доджеса и Марлу они убили сразу же, когда те пытались помешать им проникнуть в дом. *губы эльфа едва заметно дернулись от злости* Я запер тебя тогда, тебе снился кошмар и ты не услышала звука сражения. Парочку воронов мне удалось отправить к праотцам, дом был удобной оборонительной позицией, я все-таки знал его и изучил все лазейки... но несколько гадов все же выманили меня на улицу, взяв в заложники детей...Криевена и маленькую Ливию. Браска!..

Эльф продолжал говорить, и перед глазами Арея будто бы начали всплывать его собственные воспоминания.

Они уводят их в лес, где ему можно легко запутаться... Девочка кричит, плачет, зовет на помощь...эльф в ярости рубит ветки деревьев, пытаясь найти в полумгле ненавистных врагов...он уже почти не ориентируется на зрение, его ведет лишь натренированная долгими годами интуиция и чуткий слух, а еще голос Ливии...будто бы тени мелькают вокруг него - проклятые убийцы играют, как стая волков с добычей... он выбирается на опушку леса и видит на холме два хрупких детских силуэта, в руках Воронов... мальчик пытается быть сильным и защищаться, от этого его конец лишь приходит раньше... враги безжалостно рубят его гордую головку, наслаждаясь ужасом на лице эльфа...Ливия...девочке они еще дают несколько минут...цепкие вороньи лапы выпускают маленькую сероглазую синичку бежать навстречу эльфу, к спасению...он видит в ее глазах страх и радость, надежду и веру... а затем боль, нескончаемую боль, когда длинная ледяная стрела пронзает ее насквозь... и уже мертвая она падает ему в руки...безвольная, как тряпичная куколка... и только глаза, пронзительные, серые, полные печали, продолжают смотреть на него с не угасающей надеждой...

- Я никогда не забуду этот день, - эльф прерывисто выдохнул, между бровей и под глазами у него залегли глубокие морщины, сделавшие его вдруг ужасно старым, - я никогда так не дрался, Рея, я мстил... как никогда. Эти идиоты даже не сообразили, что сделали, и чем это для всех них закончиться. Позже, когда я превратил каждого из них в окровавленный труп, вернулся в дом, забрал тела Доджеса и Марлы и похоронил всех Дивенсов неподалеку в лесу. А потом, я ушел. Просто не смог вернуться вот так, после того как из-за меня умерли дети...и на их месте могла оказаться ты.

- Но вороны? Их тел нигде не было, - Арея позволила себе перебить эльфа и вытащить из водоворота горестных воспоминаний.

Зевран, все это время сидевший опустив голову, посмотрел на нее так, словно увидел впервые. Затем его взгляд обрел разум:
- Я больше чем уверен,если ты обследовала лес, то, наверняка, нашла на опушке большое пепелище.

Арея кивнула, не желая возвращаться к воспоминаниям об огромной выжженной поверхности, усыпанной обугленными досками, которую она приняла за пожарище какого-то старого дома.

- Я оставил тебя, без каких-либо объяснений, записки или еще чего-то, потому что не хотел, чтоб ты знала что-то обо мне или искала меня. Мне пришло в голову, что если я в твоих глазах превращусь в последнюю скотину, это заставит тебя держаться от меня как можно дальше. Следовательно, ты будешь в безопасности.И насколько я понял, это работало какое-то время, пока я добирался в Антиву, чтоб закончить свою месть. Я ведь не думал, что будет после того как я завершу начатое. Я просто мстил, не подозревая что тебе тоже захочется сделать нечто подобное.
Потом, на границе Неварры я встретил свою первую жертву и гнался за ним до самого Райлехтуна. Когда же там он обрел участь гораздо более худшую, чем смерть от моей руки, я встретился со Стэном и Рельке. Этого верзилу я не смог бросить, после того как огр пробил ему голову. А маг показался мне удачной находкой, которая могла мне пригодиться в дальнейших исканиях... после боя с тем тварями, о которых Фабиза уже рассказывал, я узнал что он ищет причину заражения деревни, какого-то эмиссара. Мне не составило труда солгать ему, будто бы я знаю, где эта зараза может быть, и помогу найти, если он, в свою очередь, поможет мне прикончить Асгарина и его свору. Знаешь, мне удалось убедить его, как не странно.
Так мы и оказались в Антиве все вместе,и начали методично убирать воронов, одного за другим, добывая постепенно сведения об Асгарине и Аноре. Когда у меня уже был примерный план убийства главного ворона, связанный именно с Тантервейлом, появились вы с Лелианой, и немного затормозили всех нас. Анора взбесилась, узнав что ты можешь угрожать ее планам, в ее голове не укладывалось, что ты в Антиве, возможно, вовсе не за этим. Но мне быстро стало понятно, так скажем, из первых рук, что твоя цель вовсе не какая-то там свергнутая королева, а моя замечательная персона. Поэтому нам всем пришлось переключиться на тебя: Аноре - на твое уничтожение, мне - на спасение твоей шкуры, и параллельно - моей собственной, от твоих же кинжалов. Возможно, стоит поблагодарить за это Создателя, но я преуспел больше, чем она, спрятав тебя, как раз вовремя от подосланной гадалки.
Ну а дальше, ты и сама догадаешься, я не очень хотел посвящать тебя в наши планы, потому как немного опасался быть нечаянно убитым, к тому же Рельке сказал мне что ты больна и я был занят поиском ингредиентов для той настойки, что ты пила. Анора все еще беспокоиться на твой счет, но боится упустить случай и поэтому все же хочет осуществить задуманное в Тантервейле. Ну а я намерен больше не оставлять тебя и все еще хочу убить Асгарина, за его...за то, что он сделал, пытаясь поймать мня.

Эльф перевел дыханье, закончив наконец изливать душу, и проморгавший, посмотрел на Арею. Эльфийка мрачно молчала, в ее голове собирались кусочки большой мозаики в единую картину. Длинная дорога свела ее и Зева, затем разлучила и заставила идти каждого по расхожим тропам. После они вновь встретились, чуть не скинув друг друга с края пути, но все же удержались, исключительно за счет друг друга. Сейчас их дороги вновь слились воедино и вели их... но куда? Вновь к разлуке и неизвестности? К обрыву? Или к горе, которая вознесет их над старым путем и станет завершением путешествия, длинною в жизнь?...

- Это много объясняет, - наконец, сказала Арея, просветлев лицом. Эльф облегченно вздохнул.

- Теперь твоя очередь, Рея. Я хочу знать все, что происходило с тобой все время, пока я был далеко. Все, включая подробности насчет убийц, пытавшихся убить тебя, и твоей встречи с Лелианой. Да, и кстати, о Лелиане. Она странно смотрит на тебя, - эльфийка несказанно удивилась вдруг, когда услышала в голосе Зеврана нечто похожее на ревнивые нотки.

- О...Лелиана, - подразнила Арея эльфа, томно закатив глаза. Но увидев что ему не слишком понравилась ее шутка, она привлекла его к себе и сладко поцеловала, - Не обращай на нее внимания. Давай-ка лучше решим, когда нам ехать в Марку и придумаем хоть какой-нибудь план, наконец. И тогда я расскажу тебе о моих незабываемых приключениях в компании сына эрла Хоу, пытавшегося лишить меня жизни, но мало в этом преуспевшего.

- Мне не понравиться этот рассказ, так? А...ладно, главное, что у меня тоже скопилось несколько таких историй, которые не очень тебя обрадуют.

Эльфийка нахмурилась, а эльф рассмеялся, и прежде чем она успела сказать что-либо, он накрыл ее губы печатью поцелуя.
***

Когда солнце на небе стояло уже высоко, эльфы собрали всех своих спутников для обсуждения их плана. Все, кто отправлялся с ними, слушали чрезвучайно внимательно, и, конечно, заметили, что между эльфами многое изменилось. Они говорили легко, без прежней напряженности, и вообще действовали, как единое целое. Меньше всех это понравилось Лелиане, слишком точно подозревавшей, что произошло между Ареей и Зевраном ночью. Она казалась мрачной и грустной, но молчала, не высказывая никаких предложений. Рельке лишь удостоверился в своих догадках, о любовной связи между эльфами, и просто был доволен своей интуицией, предлагая свои решения, относительно тантервейльский планов. Стэн оценивал решения всей команды, ему было глубоко все равно, что там между эльфами произошло, тем более что он уже достаточно хорошо вспомнил их совместное прошлое, чтобы не обращать на них внимания. Шайнон, ко всеобщему удивлению, вносил огромное количество дельных поправок в решения партии, чем показал свою глубокую заинтересованность в удачном завершении дела. А Альзен...Альзен просто занимался своими повседневными делами вне дома и внутри, мало обращая внимания на сборище заговорщиков, лишь иногда предлагая им выпить или отобедать.

В конце концов, все пришли к обоюдному решению выступать той же ночью, что давало им возможность добраться до столица Вольной Марки, максимум - за неделю.
Когда на Ронинг стали опускаться сумерки, их разномастная компания, собравшись, покинула гостеприимный приют полуэльфа и вместе с провожатым ронингцом отправилась верхом через тайные тропы Тангельского Бора, ближе и ближе к общей цели.

13:57 

15 глава. "Один день из жизни короля Ферелдена"

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
- Сир, возможно, стоит вернуться к экипажу, - нервно заметил эльф-слуга, - нам совсем немного осталось проехать, а здесь могут водиться дикие животные.

- Здесь нет никого, Филус, - вместо короля ему ответил высокий моложавого вида человек, в тяжелых доспехах, со звучным именем Старлендер, - его величеству ничего не угрожает, кроме, может быть небольшой простуды.

Вокруг, освященная лучами тусклого дневного солнца, простиралась желто-зеленая степь с низкой, уже увядающей травой. Сильные порывистые ветры, которые приходили в Вольную Марку каждую осень, гуляли по просторам этой дикой местности, заставляя проезжих путников трястись от холода. Да, орлесианцы, недавно проехавшие этой дорогой жаловались на прохладу, но ферелденскому королю такая погодка казалась вполне приличной, учитывая, какие морозы в это время года наползали на его страну.

Старлендер, Страж-провожатый из Вольной Марки, удивлялся крепости и силе молодого короля Ферелдена, а также его необычным манерам. Алистер, так звали правителя той славной страны, вот уже который час шел пешком вдоль дороги, оставив королевский экипаж плестись за ним, как послушную собачонку. Его забавляли причитания лакея, не отстававшего от него только по долгу службы, но уже порядком выдохшегося, и шушуканья его конной охраны, не понимающей, почему это их король вдруг решил размять ноги.

Старлендер чувствовал в Алистере мощь ордена Стражей, энергию бьющую ключом, жаждущую чтоб ее использовали по назначению. Но из-за должности короля, сидячей работы, требующей больше дипломатии, нежели владения мечом, молодой Страж не мог выпустить весь свой пыл. И ему приходилось, Старлендер подозревал, что довольно часто, изматывать себя и своего лакея пешими прогулками. Подобная преступная растрата сил попусту, заставляла его качать головой и хмуриться, но Страж знал, что по-другому избавиться от напряжения король вряд ли может себе позволить, разве что его придворный маг колдует ему каждую неделю по отряду порождений тьмы.

На самом деле, у подобной прихоти Алистера была еще одна причина, о которой знал только он сам, ну и возможно эрл Эамон, сейчас находящийся далеко в Денериме. Молодой правитель Ферелдена, не хотел жениться. Да, да, трудно уследить связь между этим и нежеланием ездить в карете. Но если поразмыслить…

…Дома в столице, Алистера ждала невеста: Лафель Кусланд, девушка знатного рода, не глупая и имеющая все достоинства, нужные королеве, но отнюдь не желанная королем. Ее кандидатуру выбрал для Алистера эрл Эамон, обеспокоенный тем, что тот не может выбрать себе жену уже довольно долго. Король не хотел жениться, и к избраннице эрла не испытывал никаких симпатий, хотя и понимал, что для монаршего брака это не самое главное. Алистер не мог отвратить свадьбы, но он мог оттянуть ее наступление, как можно дольше. Для этого он, по большей части, и отправился в Вольную Марку на собрание Королей и Стражей, и для того же – старался как можно дольше добираться до Тантервейла, плюя на то, что его блажь задержит всех остальных участников собрания. И не суть, что целью его поездки должно было стать как раз налаживание связей с Орлеем, Неваррой, Маркой и Антивой, а также их Серой Стражей: он мог позволить себе огорчить царствующих особ, чтоб самому еще немного побыть холостяком.

На горизонте, за небольшими холмами и пролесками уже виднелась городская стена. Тантервейл был совсем близко. Алистер остановился, вдыхая полной грудью свежий воздух Вольных степей и грустно рассмеялся.

- Филус, ты лентяй, - проговорил он, оборачиваясь к эльфу, который все еще медленно ковылял по кочкам, - чем быстрее растрясешь свое брюхо, тем меньше будешь бояться дикой живности. Признай, тебе просто не нравиться поднимать свой толстый зад с мягких подушек и составлять мне компанию в этих прекрасных прогулках. Посмотри, какая здесь красота! Какой воздух!

Страж-король еще раз набрал полную грудь воздуху и прерывисто выдохнул, наслаждаясь ощущением силы, расходящейся по его телу. Чем больше он гулял пешком, тем больше чувствовал это приятное трепетание в себе, как будто бы он вовсе не уставал, а как раз наоборот.

- Вы абсолютно правы, Сир, как всегда, - пропищал Филус, наконец, нагнав своего короля, и остановившись с ним рядом, - но, если мне будет позволено заметить, мы можем немного и поторопиться, ведь мы не единственные кого ждет достопочтимый Барсгор. Конечно, вы вольны делать, что угодно, но если мы поедем в карете, то сделаем гораздо более приятным для всех наш дальнейший визит…

- Ой, аж плеваться хочется, - перебил слугу Алистер, состроив кислую мину, - как мне не хватает эльфов , которые не целовали мой монарший зад каждые пять минут, а говорили все прямо и открыто. «Алистер – ты эгоистичная скотина, с короной на голове». Почему тебе так трудно это дается Филус?

- Наверное, потому, что я всего лишь ваш слуга, Сир, и не могу вами командовать в таком тоне, - робко предположил эльф, чем вызвал очередной приступ смеха у Алистера.

Старлендер, наблюдавший за их разговором, решил спросить:

- Не сочтите за дерзость, Ваше Величество, но неужели у вас был когда-то такой слуга, который позволял себе говорить с вами на равных?

- У меня никогда не было таких слуг в буквальном смысле, хотя на бумаге они и должны были мне подчиняться. Но эти двое были мне не просто знакомыми эльфами, а настоящими друзьями, к тому же еще, и предельно откровенными, - пояснил Алистер, продолжая изучать взглядом темный камень городской стены на горизонте.

- Наверное, каждый монарх желал бы иметь при себе кого-то, кто говорил правду ему в лицо.

- Или не желал бы, - задумчиво добавил Алистер, - но беда в том, уважаемый Страж, что оба они покинули меня, и теперь мне приходиться слушать вот такие слащавые витиеватости, вместо конкретных просьб.

- Они умерли?

- Они слишком умны для этого, Старлендер. Просто у них появились дела более важные, чем вся эта болтовня в моем обществе. Я не в праве был задерживать их, и они покинули меня.

- Что ж, это все очень интересно, Сир, но может мы все-таки вернемся в карету? Мы должны были приехать в Тантервейл полчаса назад, и дальнейшие обсуждения прелести ваших прошлых слуг, этого времени не убавят, - немного раздраженее, чем обычно заметил Филус, чем несказанно удивил короля.

- Вот так бы почаще, дорогой мой, и я повышу тебя до Главного По подобной Болтовне, - а затем Алистер обратился к Старлендеру, - Ладно, за сколько этот путь можно прошагать, господин Страж?

- Если идти пешком, то…еще час, вероятно, - прикинул провожатый и озорные искорки появились в его глазах, когда король, кивнув, продолжил свой путь, а его лакей разобиженный остался стоять с открытым ртом.

***
Город гудел, в предвкушении такого важного события, как собрание Королей и Стражей .Что тут сказать, поддерживать хорошие отношения между странами было важно и в мирное время. Правда, не со всеми это получалось: Андерфелс и Тевинтер опять ввязались в войну с кунари, им было не до того, но совет Королей и Стражей на этот раз собирался и для того, чтоб, возможно, отправить воюющим странам какую-нибудь подмогу.

На самом деле, подобные собрания проводились не так часто, но всегда были довольно знаменательными событиями и подробно записывались в хроники. Город, в котором проходили советы стран, всегда оставался неизменным.Неофициальная столица всех разрозненных городов Вольной Марки, прекрасно подходила для подобных вещей, со своим разнообразием культур религий и вообще свободными взглядами. Тантервейл был своеобразной точкой слияния всех направлений Тедаса, и бурлил политической жизнью. В Вольной Марке не было какого-то определенного правителя, в каждом городе страны избирался свой, но наибольшее влияние среди них имел род именно Барсгоров, заправляющих сейчас в Тантервейле. Именно к нему и съезжались короли-соседи и их стражи, так сказать, на нейтральную территорию.

Алистер, глядя на волнующуюся толпу, все же из окошка кареты, думал, что он очень удачно совмещал в себе две должности. И Король и Страж.

Натаниэль Хоу, командор его Стражи в Амарантайне, сейчас был слишком занят восстановлением эрлинга, после бойни с порождениями тьмы. Алистер не стал его отвлекать, к тому же, ему не очень-то хотелось ехать в Марку вместе с сыном подвижника Логейна, поэтому он и не настаивал. Никого из рекрутов король тоже с собой не потащил, уже из эгоистичных соображений, желая показать свою уникальность перед другими участниками собрания.

В нем уже давно проросло и распустилось то зерно тщеславия, которое так настойчиво в него пыталась впихнуть когда-то Арея. Он сильно отличался от себя прежнего, хоть и остались некоторые ранние черты. Однако, он уже не был слабым нытиком, который не знал чего хочет, напротив, Алистер был уверен в себе и своих желаниях. Эльфийка хорошо над ним поработала. И он был благодарен ей за это, ведь без подобных качеств ему было бы довольно трудно управлять страной.

Вспоминая, то и дело, о решительной золотоволосой девушке, ставшей для него необычайным другом, который вовсе не сочувствовал, а ругал за слабости, и делал его сильнее, он и не заметил, как накликал себе от нее привет. Прямо в окошко кареты влетел с размаху серый голубь, напугав Филуса и устроив внутри небольшой погром. Эльф испуганно замахал руками на птицу, которой приземлиться было трудно, и поэтому она порхала под потолком, разбрасываясь вокруг перьями. Паникер Филус чуть не стал звать на помощь, когда Старлендер все же сумел поймать голубя, и успокоить. Спустя мгновенье, Страж сообщил, что птица почтовая.

- Тут записка, - проговорил он, бережно поворачивая пернатого, чтоб снять письмо с лапки, - это, наверняка, вам, Ваше Величество.

Старлендер протянул маленький свиток бумаги Алистеру, и выпустил голубка обратно в окно. Король быстро развернул письмо, сковырнув простую круглую печать. Пробежавшись глазами по первым строчкам, он удивлённо улыбнулся, но, присмотревшись к тому, что было написано мелким нестройным подчерком далее, он нахмурился.

Его спутники молчали, не решаясь спросить или отвлечь короля от чтения. Алистер внимательно просмотрел небольшое послание, даже перевернул свиток, ища какое-нибудь продолжение, но не найдя его, задумчиво посмотрел на Стража и эльфа.

- Филус, когда мы прибудем, напомни мне перед встречей срочно ответить на это письмо, - протянул он и брови его сдвинулись в размышлении.

- Что-то важное, Сир?

- Не твоего ума дело, просто напомни, - отмахнулся король, рассеяно глядя в окно. Затем он внезапно повернулся к Старлендеру, будто желая спросить что-то, но в последний момент, как будто передумал и вновь вернулся к созерцанию бегущих за окном улиц Тантервейла.
***

Дворец был огромен. Не то чтобы Алистер завидовал величию дома Барсгоров, но не восхититься он не мог. И было чему. Огромная массивная твердыня в стиле Древних, с длинными белыми пиками на концах высоких стен, устремлявшихся ввысь, резко выделялась на фоне остальных разномастных построек города. Она поразила сознание Алистера. Он невольно вспомнил Остагар, глядя на родовой дворец Барсгора. А еще, ему в голову пришла мысль о том, что в подобных дворцах обычно жили заколдованные принцессы и страшные чудовища, как в старинных приданиях. Храбрый король Ферелдена даже передернул плечами, от муражек, побежавших по его широкой спине...но быстро справился с собой и решительно зашагал ко входу, в сопровождении многочисленной свиты.

На фоне прекрасных стен дворца, король и сам смотрелся довольно царственно:в золотых доспехах, с щитом Дункана и Звездным Клыком, подаренным Ареей, его массивная и в то же время стройная фигура напоминала собой героическую статую какого-нибудь древнего воина. Алистер ухмыльнулся самому себе, насмешливо подумав, что такого красавца как он, могла подождать и орда порождений тьмы, не то что какие-то там короли. Подумал и продолжил свое величественное приближение к главным воротам дворца, где его уже ждали. Несколько рядов стражников и суровые молчаливые Стражи в серебристых доспехах, следили за ним взглядом, стоя у входа под кронами красивых темно-зеленых деревьев, высаженных вокруг, для придания убранству двора Барсгора еще большей прелести.

Однако, Алистер ощущал себя странно и тревожно, не смотря на все видимое спокойствие ситуации. Его не покидало чувство, что кто-то, совсем не желающий ему добра, следит за ним, откуда-то из темной тени.

Король, задумчиво, уже подошел совсем близко ко входу и собрался сказать какое-нибудь приветствие встречающим, как вдруг отвлекся на неожиданно выбежавшую откуда-то из внутреннего двора молодую девушку, весело хохотавшую и удиравшую от большущего темно-красного нотланда, как раз в сторону вновь прибывших.

Алистеру стоило большого труда, вовремя сообразить, что нотланды в Марке - что-то типа мабари в Ферелдене, и не представляют опасности, хотя все еще являются дикими животными в других частях Тедаса. Он уже принял оборонительную стойку, когда осознал это, и заметил что его солдаты также не отличились быстротой мысли и приготовились уже убить зверя. Какой-то олух нацелил лук в голову кошки, когда король прокричал:

- Не стрелять!Стоять всем!

Приказ подействовал мгновенно, причем не только на его подчиненных, но и на самого нотланда и его партнершу по салкам. Умный хищник настороженно замер в нескольких метрах от группы короля, а девушка не сумев вовремя остановиться, попыталась затормозить, но все ж таки по инерции, врезалась в толпу ферелденских гостей. Алистер вовремя поймал ее за руку, прежде чем она успела напороться на меч одного из его менее быстрых солдат.

- Иди сюда! - насмешливо выкрикнул он, подтянув испуганную служанку к себе.

С чего он решил что она служанка? Больно одежды на ней были простые и заляпанные чем-то сладко пахнущим. Стало быть с кухни убежала, решив поразвлечься.

- Простите... - нахмурилась девушка высвобождаясь, а нотланд за ее спиной тихо зарычал, - я считала, что здесь не должно уже никого быть...

Ее большие глаза, цвета морской волны, смотрели вовсе не пристыженно, как у низшей по рангу, а прямо и на равных. И пока Алистер пытался постичь загадку такого смелого взгляда у кухарки, один из встречающих Стражей грозно прикрикнул на девушку:

- Эбигейль, сейчас же возвращайся во дворец! Что ты здесь забыла в такой час?! И чудовище свое забери.

Багровый кот обиженно заворчал, обнажая желтоватые клыки, и короткая шерсть на его спине встала дыбом, придавая хищнику еще больше угрожающей грациозности. Но служанка быстро успокоила зверя, погладив рукой по его напряженной спине, а Алистер успел заметить, какие тонкие и нежные у девушки были кисти.

- Как вам будет угодно, Лазард! Пошли, Лакс, - пожала девица плечами и, махнув рукой нотланду, решила вернуться туда откуда пришла. Король проводил ее глазами, немало удивленный тону, с каким служанка говорила со Стражем. Однако, тот быстро отвлек его от подобных мыслей, начав приветственную речь:

- Не смотря на это недоразумение, мы рады приветствовать вас в наше скромной обители, дорогой Алистер Тейрин. Мы считаем за честь приветствовать вас еще и как Серого Стража, глубоко восхищаемся вами, и желаем сопроводить в зал аудиенций, где лорд Барсгор со своей супругой и наследниками, а также ранее прибывшие гости ожидают вас...

***

Ройлен Барсгор был худ и высок, а также бородат и имел длинные темные волосы, ниспадавшие почти до плеч. Он царственно взирал на поднимавшегося по ступеням в зал Алистера, и взгляд его пронзительных черных глаз внушал уважение и опаску. С этим человеком, а еще с кучей других монарших, особ молодому королю Ферелдена предстояло провести в длительных беседах несколько дней. Потом он должен будет отдать дань уважения марчанской церкви, осмотреть самые известные угодия Тантервейла и отправиться домой, уже где-то через неделю. Он хотел чтоб эта неделя растянулась как можно дольше, по понятным причинам, и даже сейчас приближаясь к Ройлену медлил, едва передвигая ноги.

К несчастью, лорд Тантервейла сам проявил инициативу. Он направился навстречу Алистеру с гордой осанкой и сложил руки за спиной, будто не желая даже пожать руки Тейрину, но оказавшись рядом с ним, вдруг заключил мужчину в крепкие объятья, о которых тот вряд ли подозревал, глядя на сухую фигуру лорда.

- Алистер! - пробасил Барсгор так, будто они были знакомы сто лет, - Как я рад тебя видеть, мальчик! Я помню твоего отца, приезжавшего на прошлый совет, когда тот был еще юнцом и могу сказать, что ты очень на него похож!..

- Рад слышать, - выдавил Алистер, стараясь скрыть недоумение, по поводу простого обращения лорда, - Прошу извинить меня, что я так задержался, но красоты Вольной Марки остановили меня.

- Не извиняйся, дорогой. Ты не единственный кого задержали наши красоты, а точнее ужасное состояние наших дорог. Антиванский регент тоже задерживается, так что волновался ты зря. Но я рад тебе, мы все рады. Придется немного отложить собрание, ты не возражаешь?

Услышав эти слова Алистер почувствовал себя гораздо счастливее, чем каких-то пять минут назад и радостно закивал:

- Вот уж точно, против чего я не возражаю!

- Спешу тебя познакомить, моя супруга - Делайла, - весело пропел Барсгор, показывая Алистеру миловидную женщину в дорогих одеждах, с красивыми зелено-голубыми глазами и короной из темно-каштановых волос. Алистер почтительно поцеловал руку жене лорда, очарованные ее красотой и открытой улыбкой.

Следующими в списке знакомств, были два взрослых сына Барсгора и остальные гости из зарубежья. Король внимательно и с почтением поздоровался с каждым из них, и развернулся к Ройлену, чтобы узнать куда ему в таком случае отправляться с дороги, раз не все еще собрались. Он открыл рот но сказать ничего не успел, так как увидел чинно вошедшую в зал молодую девушку в сопровождении нотланда. Ту самую "кухарку" со двора, которая сейчас выглядела не хуже императрицы Орлея, с убранными в замысловатую прическу волосами антрацитового цвета, и удивительно красивым нарядом, под цвет глаз, расшитого жемчугами.

Девушка хитро улыбнулась королю Ферелдена и присела в легком реверансе перед ним, в то время как Барсгор представил ее:

- А вот и моя озорница! Эбигейль, младшая дочь, познакомься с правителем Ферелдена Алистером Тейрином!

- Мы уже знакомы, папа, - пропела Эбигейль не переставая улыбаться замешательству Алистера, - но я пришла сказать, что ждать дольше бесполезно, лучше всем отужинать, тем более, что на кухне все готово.

- Прекрасно, милая, - лорд говорил совсем не так как положено на королевском приеме, но этим нравился Алистеру все больше, - я приглашая вас всех, дорогие гости, присоединиться к нашему столу через несколько минут! А пока мои слуги проводят вас в ваши покои, что будут вам домом, на время вашего здесь прибывания! Еще раз повторюсь, я ужасно рад видеть вас!

Опять вокруг Алистера, как всегда, запрыгали услужливые эльфы, но он не слишком обращал внимание на их вопросы и приставания, увлеченный разглядыванием точеной фигурки дочери Ройлена. Эбигейль и ее громадный кот весело общались с Наследным Принцем Неварры и его Стражами, а также посланником орлейской императрицы, которая не соблаговолила приехать сама. Дочь Барсгора казалось была лишена всех этих дворцовых лицемерностей и ужимок, говорила прямо и звонко хохотала, когда ей действительно было смешно. Алистер прямо-таки залюбовался ямочками на ее щеках, когда мужчины в ее окружении пытались рассмешить девушку. Она будто бы поймала взгляд Тейрина, ее улыбка стала шире, а в глазах появились озорные огоньки.

- Вы разве не собираетесь увидеть ваши комнаты? - спросила Эби, слегка щурясь, когда ей удалось высвободиться из общества остальных гостей.

Алистер усмехнулся. Был бы он младше хотя бы на год, был бы у него старый характер, он бы оробел перед этой молодой дивой и сморозил бы какую-нибудь чушь, все испортив. Но сегодняшний Алистер, и бровью не повел, ответив весьма учтиво:

- Только если вы, миледи, меня проводите.
***
Где-то за стенами длинного коридора шумела музыка, люди готовились к пиршеству, стоял гвалт и гомон, словно собирался большой праздник. Но здесь в окружении холодного белого камня и дорогих картин были только Алистер и дочь Барсгора, с неотступно следующим за ней нотландом. Алистрер отослал Филуса и остальных своих провожатых, устроив им небольшой отгул, ссылаясь на предстоящие тяжелые дни. Он и в безопасности своей заверил нервного эльфа, показав ему громадину Лакса. Но, на самом деле, ему хотелось побыть наедине с Эбигейль, внезапно разбудившей в нем сильный интерес. Конечно, бдительный нотланд не подпускал короля слишком близко к своей обожаемой хозяйке, но у Алистера и не было на уме ничего дурного, по крайней мере пока. Он был заворожен милой девушкой, и хотел узнать ее характер получше. Даже если при этом рядом будет ворчать раздраженный кот.

- Итак, вы безрассудная? - спросил король, глядя как девушка грациозной походкой уходит вперед, провожая его к усыпальнице. Эбигейль, удивленная вопросом, остановилась и повернулась к нему смеющимся лицом:

- С чего вы взяли?!

- Вы бегаете по двору под видом служанки, и без всякой защиты, а еще играете в догонялки с любителем свежего человеческого мяса, - усмехнулся ей Алистер, на что девушка ответила легким поворотом головы, а нотланд неуверенно прорычал.

- Нет, как это без защиты? Лакс самый лучший охранник для меня. А насчет его пристрастия к поеданию человечины... у всех нас бывают нерадивые слуги, верно? -
Эбигейль состроила кровожадную рожицу, но тут же поменяла ее на улыбку смущения, - Создатель, не могу поверить, что говорю с вами об этом.

- Напрасно. Со мной вы можете говорить обо всем, что вам заблагорассудиться, - галантно произнес Алистер и продолжил, - но тем не менее вы храбры, а подобные качества обычно берутся либо от безрассудства либо от мудрости.

- Хотите сказать, что я дурочка? - иронично заметила Эбигейль, и ее тонкая черная бровь изогнулась дугой, - Если так, я не глупа, хотя хвалить себя не в моих правилах.И вы ошибаетесь, я отлично натренирована своими братьями и отцом, и даже смогу составить вам оппозицию в спарринге.

- О...хотелось бы на это посмотреть, - по лицу короля было ясно, что он наслаждается какой-то фантазией поразившей его ум.Неискушенная Эби следила за выражением его лица с большим любопытством, и когда он все же вернулся в реальность, то посмотрел на девушку так хищно, как могли только нотланды, отчего ее вдруг бросило в жар, - я не считаю вас глупой, напротив, вижу в вас достаточный потенциал для широкого ума. Но...кажется мы пришли.

- Да...- нехотя протянула девушка, внезапно осознавая, что ей не хочется расставаться с обаятельным королем, - я...мы будем ждать вас в трапезной. Располагайтесь.

С этим она и ее верный нотланд быстрым шагом покинули разочарованного Алистера, оставив после себя легкий шлейф цветочного аромата в воздухе.

Алистер вошел в свои покои хмурым и озабоченным, не сильно разглядывая роскошное убранство. Он вспомнил о письме, которое прислала ему Арея совсем недавно и решил написать ответ сейчас же. Он почти не подбирал слов, писал вдохновенно, ведь все уже обдумал, и когда в дверь спустя несколько мгновений постучались он уже завершил свое послание.

За дверьми стоял, переминаясь с ноги на ногу, Филус.

- Я решил что все же побуду с вами, Сир. Что-то мне тревожно за вас.

- Хорошо, что ты здесь. Отнеси-ка лучше это письмо на почту, и возвращайся потом к обедне. Я буду ждать тебя там.

- Как прикажете, Сир... а что же все-таки это за письмо?

- Если я тебе расскажу, ты будешь потом жаловаться на бессоницу, Филус, - ответил король уже удаляясь по коридору в сторону зала с трапезной. Лакей его еще помялся возле двери, снедаемый любопытством, но так и не решившись открыть письмо, вяло поплелся к голубятне.
***
Пир, огромный торжественный пир, который закатил Барсгор, продолжался до поздней ночи. Гостей развлекали местные певцы и музыканты, превосходной еды было вдоволь, и Алистер наслаждался обществом умных и веселых людей, основой которых были Стражи. Король, к тому же, часто ловил на себе мимолетные взгляды Эбигейль, и самодовольно радовался тому факту, что заинтересовал девушку. Она действительно нравилась ему, и он не собирался упускать такой случай - ему редко попадались такие женщины, в которых его привлекала не только внешность. Он любезно заигрывал с ней временами, а когда начались танцы, даже вскружил пару раз голову в быстром ритме Ремигольда.

Когда стало уже достаточно поздно, чтобы не ложиться спать, а просыпаться, гости стали расходиться по своим комнатам. Алистер последовал их примеру, и сопровождаемый Филусом дошел до дверей в свои покои. Сперва распахнув дверь...он не сразу ощутил, что было не так. Вроде бы комната оставалась прежней, но ведь он не придавал внимания деталям и не мог запомнить точно...

Из тени занавесей к нему скользнула хрупкая фигура, едва различимая в полумраке, и прежде чем он успел что-либо сделать, вокруг него сомкнулись мертвой хваткой сильные объятья.

- Антиванские вороны приветствуют тебя, король Ферелдена, - донесся из-за другой занавеси удивительно знакомый голос со смешком.

- Прекрати пугать его, он ведь сейчас кинется в тебя мечом, - осекла голос таинственная фигура, обнимавшая короля. Тому стоило большого труда привыкнуть в темноте, но он все же сумел рассмотреть в темноте знакомые янтарные глаза и дерзкую улыбку:

- Здравствуй, Ал! а это мы!

10:54 

Блин, времени совсем нет...

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Сижу за ноутом с кривой улыбкой на потрескавшихся губах и нервно глотаю кофию большими глотками. Осталось...хрен знает еще сколько осталось, но я все никак не могу приступить к завершению....времени нет. Учеба....родители...друзья... они тоже требуют внимания.

Кстати, у меня в голове уже появляется идея для следующего поста, при еще не законченном этом. Мне всегда была интересна такая линейка как Логейн\фем!Кусланд...почему бы не написать в этом стиле чего нибудь интересненького?...

15:30 

Тем кто плохо ориентируется в пространстве

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Гы)))Вот и Тедас)

18:25 

16 глава. "Надежда Стража"

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
- Итак, вот мы и подошли к сути.

Разглядывая свою старую подругу, и слушая ее с Зевраном речи, по поводу скорого нападения свергнутой королевы с антиванскими прихвостнями, Алистер чувствовал себя довольно странно. Одна его часть, наверное, та, что была королем – внимательно слушала все указания эльфов и предостережения, желая сохранить свою жизнь, и была рада их обществу. Но вторая часть, принадлежавшая Стражу, при взгляде на эльфийку визжала в приступе необъяснимого страха и ярости, мечтая размозжить голову Ареи об пол и бить ее, пока остатки скверны не вылезут вместе с мозгами на деревянный паркет.

Алистер чувствовал скверну в ней, как никогда, страшную, и ему казалось, будто находясь так близко от эльфийки, он тоже начинает опускаться в эту грязную муть. Всю гамму чувств, захлестнувшую мужчину, нельзя было передать, а также то как он боролся с собой, пытаясь сохранять спокойствие. У него сносно получалось, какое-то время. И все же, когда эльфы, наконец, закончили излагать ему свой тайный план действий, он бледный и измученный, выглядел так, словно лишь то, что он сидел, сцепив себя руками, удерживало мужчину от нападения.

Эльфийка понимала, что он ощущает, знала, что будет так, и старалась держаться как можно более отстраненно, хоть при встрече и не сдержалась, кинувшись обнимать. И для нее не стало неожиданностью, когда после долгих размышлений Алистер напряженно спросил:

- Что…с тобой такое?

Она ждала этого вопроса.

- Я умираю, - тихо ответила эльфийка и ее тонких губ коснулась грустная улыбка, - меня Зовут.

Зевран при этих ее словах недовольно заерзал, но эльфийка не обратила на него внимания.

- Как... Зовут? – Алистер явно опешил, не готовый к такому повороту событий. А потом его будто осенило: - Это как-то связано с тем сном, о котором ты писала?

Арея, поразмыслив, кивнула. Она раньше не очень задумывалась над предостережениями Дункана, но тут до нее дошел, наконец, смысл его слов, и в голове будто бы зазвучал голос Стража: «важнее, чем спасение королевских особ или организация убийств…»

- Дункан предупреждал меня… - осознавая, произнесла эльфийка с легким налетом ужаса в голосе, - но теперь уже слишком поздно, чтоб менять что-то.

- Не говори ерунды! – раздраженно воскликнул Зевран, - Если так обещает Рельке, это еще ничего не значит. Он запросто мог соврать, точно так же, как и мы, заинтересованный в исполнении только своей части плана.

- Ну тогда это исключительно твоя оплошность, милый, - огрызнулась Арея, - надо было внимательнее относиться к набору партии.

- О, ну извини! Мне некогда было сюсюкать с ними об их прошлом и тратиться на подарки, я занимался твоим спасением! – отпарировал Зевран с явным негодованием.

- То есть ты меня винишь в ненадежности Фабизы? – брови эльфийки саркастически взметнулись вверх и она фыркнула, - и мы опять вернулись к тому, что я сама виновата в своей скорой кончине.

- Браска! Рея, я всего лишь сказал о том, что мнение одного тевинтерца может быть неполноценным! Здесь полно других Стражей, гораздо опытней, которые могли бы помочь тебе!

- Арея, - произнес Алистер довольно громко, стараясь отвлечь припирающихся эльфов. Но его никто не расслышал, эльфы были слишком заняты выяснением отношений на больную тему.

- Ты просто не хочешь смириться, с тем, что ничего нельзя поменять! – одновременно обреченно и свирепо воскликнула эльфийка.
Эльф разразился резким лающим смехом:

- А ты у нас такая храбрая, Вив Эсомбра, Героиня Ферелдена - и так легко сдается, после неуверенного предположения какого-то там недо-целителя!

- Я не склонна строить иллюзий! – парировала эльфийка.

- А к чему склонна? Опускать руки? Я тебя не узнаю! – все еще пытался пробиться Зевран.

- Ари! – уже по громче произнес Алистер, пытаясь перекричать спорщиков, но Арея еще оглушительнее зашлась в приступе хохота:

- Я сильно изменилась, и ты как никто другой приложил к этому руки!

- Хочешь сказать, это я сделал из тебя такую мегеру, нарисио?! – возопил эльф, вконец раздраконенный реакцией Ареи. А

та в свою очередь недобро сощурилась:
- Так вот кто я по-твоему! Так зачем ты рвешься спасать такую дрянь?

- Вот уж и сам не знаю! – ядовито бросил эльф, и когда эльфийка хотела уже добить его своей самой жесткой репликой, в комнате раздался громоподобный крик:

- АРЕЯ!!!.. – выдохнул Алистер во всю силу легких. Оба эльфа недоуменно затихли, глядя на его красную рожу.

- Ты чего так орешь? Хочешь чтоб весь дворец сюда сбежался? – фыркнул эльф.

А король ответил ему, и глаза его горели так властно и загадочно, что эльфы не смогли ему перечить:

- Я знаю, кто может тебе помочь, Ари. Идемте со мной, и не смейте устраивать сцен.

В дверном проходе, когда они уже собрались идти куда-то, появился обрюзглый эльф с заспанным лицом. Он посмотрел на Арею и Зева с недоумением, не зная откуда в комнате короля взялись такие гости.

- В-все в порядке, сир? – неуверенно спросил Филус, но решительный кивок короля быстро его успокоил.

- Иди спать, я с друзьями, Фил, - Алистер впервые назвал эльфа по-дружески, от чего тот просветлел.

Уже по дороге в темном коридоре эльфийка с усмешкой спросила короля:

- Это кто, твоя нянька?

- Будь я помладше, Ари, не возражал бы против такого названия. А так – это мой приставучий слуга, тормозящий меня на каждом шагу.

- Стало быть, он тебе нравиться.

- Он хороший малый. К тому же, если б не он я бы уже был женатым человеком, и не находился бы тут, - Алистер уже шагал впереди, дав эльфам немного времени, для того чтоб обменяться многозначительными взглядами.

- И как это понимать? – украдкой спросил эльф у эльфийки на повороте к лестнице.

- Не знаю. Но что-то мне подсказывает, что нужно последить за этим хорошим малым.

***
Старлендер как раз засел за чтение книги Света, в своей комнате, когда к нему постучались.

В столь поздний час он не ложился спать по старой привычке часового, стойко стоять на посту в лагере. Его часто оставляли в ночную смену, когда надо было следить за малыми отрядами порождений на севере, и такой образ жизни приучил мужчину к тому, что он спал всего четыре часа в сутки, и оставался бодрым. Остальные Стражи говорили ему, что подобный режим только укорачивает его срок жизни, но Старлендеру и так уже оставалось жить совсем немного, он был из матерых Стражей и многое повидал на своем веку. К тому же, сны Стражей ему никогда особо не нравились, и то, что время соприкосновения с этой стороной рыцарства у него сокращалось всего до четырех часов в день, он был только рад.

А еще, Старлендер любил читать. Чтение иногда занимало его даже больше, чем борьба с порождениями тьмы, к его собственному стыду. Страж прочитал столько книг за свои пятдесят с лишним лет, как говориться все и обо всем, что представлял из себя ходячую библиотеку, хотя и редко делился своими познаниями с кем-либо. О его глубинных знаниях в области магии, истории и остальных науках Тедаса ведали немногие: командор Стражей Марки Л, милая дочь лорда Барсгора – Эбигейль, также обожавшая книги, и недавно посвященный в это молодой король Ферелдена, подкупивший Старлендера своим простым любопытством.

Так вот, когда к нему постучались поздней ночью, Страж был занят как раз чтением. Он оторвался от книги Света с трудом, пытаясь предположить кому же в такую позднь взбрело в голову навещать его, и уже думал, что это снова Эбигейль, страдавшая бессоницей, пришла за книгами, в качестве снотворного…Но, какого было его удивление, когда на пороге своей комнаты он встретился с молодым королем-стражем и еще маленькой светловолосой эльфийкой, от которой веяло скверной.

- Старлендер. Можно?

Страж нахмурился оглядывая непрошеных гостей, но что-то во взгляде Алистера и его спутницы, что то настойчивое и просящее заставило его впустить парочку внутрь. Когда эльфийка проходила мимо него, Старледнер вздрогнул, от внезапного воспоминания, всплывшего в сознании, которое пришлось тут же прогнать, чтоб не наброситься на бедную девушку. Он четко ощущал, что та напасть, что с эльфийкой приключилась не была ее виной, и чутье подсказало ему, зачем она явилась сюда. Единственное что он не очень понимал, это откуда Алистер знаком с таким сильным и зараженным Стражем. Теряясь в догадках он все же любезно произнес:

- Присаживайтесь, господа. Здесь хватит места для всех нас.
Его крохотная опочивальня, наверное, думала иначе, но учтивый Страж все же нашел в ней место для ночных визитеров, усадив их на свою кровать. Эльфийка держалась напряженно и в то же время робко, будто опасаясь реакции Старлендера, а Алистер казался очень взволнованным, и не смог усидеть на месте. Он вскочил и стал мерить шагами комнату:

- Старлендер, нам нужна твоя помощь. Эта девушка, Арея…

- Я догадался, - мягко перебил Страж , - о цели вашего прихода. Сядьте, Ваше Величество.

- Но ты не знаешь, что она для меня! Она пришла сюда, чтоб спасти меня от смерти и если ты ей поможешь…

Страж нахмурился и пресек взволнованное бормотание молодого мужчины взмахом руки.

- Сядьте, ваше Величество, - настойчиво повторил Старлендер, - я помогу вам, если вы успокоитесь и придете в себя.

С недовольной миной король все же вернулся на место, как непослушный мальчишка, на которого все же нашли управу. При мысли о таком сходстве Старлендер невольно улыбнулся, прежде чем сказать:

- Я знаю, зачем вы пришли. Меня заинтриговало немного ваше высказывание, Сир, по поводу спасения от смерти, но я думаю, это может немного подождать, ведь дело у нас срочное, - с этими словами он бросил критический взгляд на Арею, - Перейдем сразу к сути. Мне лестно, что вы избрали меня, как своего советчика, и примерно предполагаю, откуда вы узнали о моем таланте *он бросил многозначительный взгляд на Алистера*, но это сейчас не так важно. Я вижу ваше состояние миледи, и подозреваю, что вы пришли ко мне, как к способному помочь его исправить. И я, как истинный член Ордена не могу отказать вам, да и не стал бы. Я пособлю вам. Но для этого, прежде всего, вы должны сказать мне, принимали ли вы когда-нибудь замедляющую настойку, для остановки Цикла?

Алистер непонимающе перевел взгляд со Стража на эльфийку, а та в свою очередь кивнула.

- Однажды, почти перед самым обращением. Неделю назад.

- Значит теперь это уже второй цикл… - пробормотал себе под нос Страж, размышляя. Его тон Арее не понравился, она подумала, что это значит нечто плохое, но Старлендер осознав ее эмоциональное состояние в тот момент, понял, что нельзя говорить загадками, и поспешил уверить девушку в обратном.

- Начало цикла, какой бы он ни был по счету – это самое благодатное время для излечения. Я часто за свою жизнь сталкивался…

- Подождите? Вы сказали излечения!? – с недоверием и надеждой произнесла эльфийка, светлея в лице.

- Я же говорил, что он поможет, - довольно вставил Алистер, и зачем-то оглянулся, видимо, ища поддержки. До него, кажется, только сейчас дошло, что в комнате не было третьего визитера, который шел с ними по коридору совсем недавно. Зевран куда-то пропал, Алистер уже собрался сообщить об этом во всеуслышание, но Старлендер снова заговорил, и страж-король не решился его перебить:

- Да, излечение существует. Хотя, - Страж запнулся, пытаясь сформулировать фразу, - хотя оно довольно проблематично и опасно. Но насколько я понимаю,вас не должны пугать опасности и возможные последствия этого, верно? Мне почему-то кажется, что вы не из боязливых.

- Это так, - Арея задумчиво пожевывала губу. Внезапно, ее атаковал приступ безудержного хохота. Девушка согнулась пополам, чувствуя как уже потерянная надежда вновь загорается в ее голове стойким маяком и живительные волны его огня расходятся по телу.

- Задница генлока, это действительно так! Создатель, какое счастье слышать эти слова от вас..."излечение есть", - Арея вновь захохотала как сумасшедшая, но все же постаралась справиться с истерикой от счастья, - Продолжайте же!...Создатель....

- Да, на чем я остановился? Ах, да излечение довольно-таки опасно. И для него вам потребуется сильный маг. Даже не просто колдун, а малефикар, маг крови, настоящий, древний...однажды я читал в летописях Ферелдена о некоей Флемет, легенды о ней должны быть вам знакомы. Сила мага должна быть подобной силе этой ведьмы. Иначе, ваше спасение будет еще более проблематичным.

Слушая Стража Арея впервые пожалела, что убила сумасшедшую старуху когда-то, по желанию Морриган. Возможно, стоило бы поискать Морриган?...Но ведь на это уйдет не мало времени, ведьма умеет прятаться, если того хочет, тем более она сама просила не искать ее. Варианты с этими двумя колдуньями сами собой отпали, и Арея уже отчаялась, и огорченно задумалась, способен ли Рельке на серьезную магию. Но тут на помощь ей пришел Алистер, в последнее время, говоривший к месту что-то очень часто:

- Ари, ты помнишь Пик Солдата? - медленно спросил король у эльфийки. Затуманенные размышлениями глаза Ареи просветлели и она улыбнулась воскликнув:

- Авернус! Как я сама не догадалась? Думаешь, он еще жив?

- Он крепкий старикан, - неуверенно произнес Алистер, а затем добавил, - Он и до нас жил кучу лет. Думаю, поискать его стоит.

- Отлично. - Арея радостно, как ребенок получивший долгожданную игрушку, посмотрела на Старлендера, - у нас есть маг. Что еще?

- Место, где завеса достаточно тонка и неустойчива.

- Пик Солдата как раз подходит.

- Нужен будет зверь, для жертвоприношения. Я не вправе предлагать вам приносить человеческие жертвы, поэтому лучше если у вас с собой будет нотланд или медведь или мабари, в конце концов.

- Мы...я думаю, мы найдем зверя, - подумав решила Арея. Тут ей впервые показался странный шорох за дверью комнаты Стража, но она не придала ему значения.

- Также, нужно будет много лириума. Но здесь я вам помогу сам, из своих запасов. - сказал весело Старлендер, и откуда-то из под кровати начал вытаскивать большущий мешок. Эльфийка и король удивленно возрились на Стража:

- Откуда у тебя лириум, Старлендер? - осторожно поинтересовался Алистер, на что Страж ответил ему широкой хитрой улыбкой:

- Это очень долгая и запутанная история, на которую сейчас нет времени, Ваше Величество. Не отвлекайтесь на мелочи. Список еще далеко не полный. Нужны будут золотые кинжалы, которые можно будет взять с собой в Тень *при этих словах эльфийка, не страдавшая любовью к потустороннему миру, заметно помрачнела* да, а как вы хотели?..Не побывав в Тени, излечиться невозможно, - сурово добавил Старлендер.

- Что-нибудь еще? - поспешила спросить Арея.

- Много трав, корений, и еще...как он называется на вашем языке - свиток литании.

- Какой литании? - уточнил Алистер.

- Литании Дремленин, - с трудом выговорил Старлендер, - этот свиток должен храниться в любом уважающем себя Круге Магов, любой страны. Он служит для мгновенного соединения души и тела, если они разъединены и используется в крайних случаях, когда из Тени вернуться не представляется возможным. Я думаю, в Ферелденском Круге литания должна быть.

- Мне обязаны в Круге, - уверенно сказала Арея, - они не смогут мне отказать. К тому же, если ты, Алистер, письменно заверишь мое право на этот свиток, у меня не будет проблем с литанией.

- Хорошо, кажется список полный. Если я правильно понял, Пик Солдата находиться достаточно далеко отсюда, так что нам придется взять с собой еще и припасы.
Да, и я отправлюсь с вами, миледи, - закончил Старлендер, наконец. Арея посмотрела на него прищурившись немного:

- Я благодарна вам, Старлендер, но и в одиночку смогу преодолеть расстояние до Пика. Просто скажите мне, что делать, - эльфийка уже решила про себя, что никого из партии с собой не возьмет, оставив следить за Алистером. Она уже представляла буйные протоворечия Зеврана, но для себя все решила.

- Мой опыт подсказывает мне, миледи, что сами вы лишь канете в забытие в самой глубокой части Тени. Тем более, что описывать вам все то, что предстоит сделать для излечения, представляется мне нереальным, а уж писать список - и подавно. Но еще, если я вас не убедил, у меня есть контр-аргумент - я сам уже почти подвергся Зову, так что это путешествие, вам в помощь, будет для меня последней честью, перед смертью. Вы же не откажете мне?

Арея не стала отказывать. В конце концов, один мудрый старый Страж поможет ей там в скитаниях поболее, чем Алистеру здесь. Старлендер счастливо улыбнулся, с маленькой грустинкой, и хлопнув в ладоши, радостно потер руки:

- Тогда надо собираться, миледи. Путь предстоит не близкий, и чем больше мы медлим, тем сильнее скверна окутывает вас, и тем труднее будет от нее избавиться. Что скажете, если завтра днем рядом с Травненским переулком я буду ждать вас. Утра вам хватит уладить все свои дела, я надеюсь. Как же давно я не пускался в такие приключения!

Эльфийка кивнула и со словами благодарности поднялась с постели чтоб уже идти, когда Алистер наконец позволил себе спросить:

- А где Зев, кстати? Он же шел за нами...

***

Ловкой темной тенью Зевран беззвучно спешил по коридору за фигуркой мельтешащего толстого эльфа. Арея, хоть он и злился на нее, оказалась права - сразу, как Алистер с ней ушли на достаточно дальнее расстояние от королевских покоев, Филус тут же покинул свою постель и закутавшись в уличный плащ куда-то направился. Он явно не желал попить на ночь воды, иначе не вел бы себя так нервно и подозрительно.

Зеврана не покидала мысль, что мелкий лакей узнал Арею, об этом твердил испуганный взгляд эльфа, которым он встретил девушку. Предатель?.. Подосланный Анорой шпион?... Говорить об этом было пока рано, но и упускать из виду малыша тоже не стоило.

Зевран спустился вслед за Филусом на первый этаж, подождал в тени гобелена, пока тот выскользнет в дверь и поспешил за ним.

На улицах уже начинало светлеть, но еще было достаточно мрачно, так что следопыт не боялся быть замеченным. Филус все больше вызывал его подозрение, уходя от дворца Барсгора все дальше и дальше в сомнительные закоулки. Внезапно, Зев подумал, что если лакей приведет его к убежищу Аноры и Асгарина, это существенно упростит ему работу. Но сейчас, он был один и не смог бы ничего сделать против вооруженного отряда воронов, который несомненно ждал его там. А если наглый малявка предупредит Анору об их с Ареей ночном визите к королю, вороны возможно захотят поменять свои планы, а то и место укрытия, и это все только усложнит.

Решение было принято. Даже если Филус пошел навещать какого-нибудь бедняка в дальнем квартале, или решил заглянуть к проституткам, он выбрал для этого не самое удачное время. Зевран, как единственный судья и весь суд присяжных признал эльфа виновным в измене королю и, бесшумно подкравшись к лакею сзади, одним точным ударом сломал ему шею.

- А...

Бесформенная тушка Филуса упала на мощеный тратуар. Никто не заметил этого, а если кто-то из ночных гуляк и смотрел в его сторону, наверняка решил, что эльф был мертвецки пьян. Зевран оставил свою жертву, и, крадучись, вернулся обратно к обители Барсгоров, не привлекая к себе внимания.

Возвращаясь наверх, туда, куда предположительно ушли Алистер с Ареей он столкнулся на лестнице с молодой девушкой, чем-то очень взволнованной. Ее вид заставил эльфа галантно поинтересоваться, все ли в порядке, в такой поздний час. Ответом ему стал угрожающий рык большущего нотланда, которого он не сразу заметил рядом с девицей.
Девушка пробормотала какие-то извинения, не слишком придавая значения этикету и скрылась, вместе со своим зверем, во мраке коридора. Зевран проводил ее удивленным взглядом, немного поразмыслил над всем этим, а затем решил все же продолжить поиски своих друзей, продолжая идти на голоса.

16:08 

lock Доступ к записи ограничен

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:52 

17 глава. "Предвосхищение"

A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Арея оставила Алистера под присмотром Старлендера и других Стражей, чтобы известить свою партию о скором отбытии.

Стражи, узнав о ее беде, помогли ей быстро собрать нужный список вещей для похода. Правда, ей все еще не хватало животного для жертвоприношения, но с этим эльфийка надеялась разобраться уже в Ферелдене, где дикого зверья хватало в каждом захудалом лесочке. С этим, уже снаряженная Арея собрала своих друзей в тайном убежище, в подвале Серистенской таверны, чтобы попрощаться и объяснить, почему она их покидает.

Зевран воспринял новость о срочном отъезде Ареи на удивление спокойно. Наверное, его успокаивала сама мысль о том, что эльфийка все-таки решила заняться своим здоровьем, прекратив строить из себя умирающую. Правда, эльф немного сомневался (а с ним бывало и такое), что сможет теперь пробыть без Ареи долго, и не рванется под самый конец их операции к генлоку на горб – через весь Тедас, к Пику Солдата. Но, пока, он держал себя в руках, скрывал свои тревожные мысли довольно сносно и ехидно улыбался, будто бы в пол уха слушая рассказ эльфийки.

Стэн ничего не говорил по этому поводу, он гордо хранил молчание. Лишь раз, когда Арея стоически сказала, что все еще отвечает за команду и их цель, а значит, не даст им провалить контратаку против воронов, и оставляет всех под строгим присмотром кунари, великан одобрительно кивнул.

Память к нему возвращалась все быстрее, он был все больше похож на самого себя, только менее закостенелого во взглядах. И уже был способен контролировать ситуацию также хладнокровно, как и раньше, а Ареи нужен был для прикрытия Алистера именно такой человек. Эльфийка смотрела на кунари с благодарностью, за то, что он не упрекал ее в трусости или неверности. А Стэн признавал в ней мудрого воина, и был согласен с тем, что превратившись в Порождение Тьмы она будет не так полезна миру, как сейчас, поэтому отпускал.

Шайнон и Рельке были немного удивлены новостью Ареи, но никаких возражений не высказывали. Маг похоже был рад избавиться от зараженного Стража, а ворон…кто знал, о чем думал ворон?.. Единственное, что Арея могла различить в его хмурых глазах, так это то, что Манукка был немного расстроен и тем не менее, смирно принимал действительность, в которой лидер менялся, но цель оставалась прежней. Цель, которой он, похоже, действительно хотел добиться.

Ну а больше всех уходу Ареи изумилась Лелиана. И особенно тому, что та никого из партии с собой не брала, даже «своего любимчика», как орлесианка презрительно выразилась. Арея подозревала, что девушку терзает ревность и хотела поговорить с ней отдельно, чтоб расставить точки над «i». Но Лелиана и слышать ничего не хотела, настаивая на том, что пойдет следом за эльфийкой, даже если та откажется от ее помощи:

- Ты больная, и отправишься в тот жуткий мороз, в горы, совсем без защиты?! – восклицала рыжая орлесианка, то и дело всплескивая руками.

Зевран следил за ней с легкой долей насмешки во взгляде, кунари устало зевал, слушая в очередной раз причитания девушки, Шайнон отвлеченно занимался починкой своих ножей. Один только Рельке не сводил с Лелианы глаз, жадно ловя каждый жест. Арея давно поняла, что маг был увлечен разбойницей, и теперь думала, как же перевести внимание Лелианы с себя на него.

- Со мной будет защита, - устало и упрямо повторила эльфийка, - Старлендер опытный Страж…

- Но вы будете там вдвоем! Только двое, против целого Ферелдена… - будто не слушала Лелиана, не отрываясь глядя Арее в глаза и продолжая тараторить.

Слушатели ее были совсем не в духе, все-таки раннее утро, а за плечами напряженный день слежки…кто-то должен был ее заткнуть. Но Рельке не решался, Стэн о чем-то размышлял, Зевран забавлялся, наблюдая этой ситуацией и над физиономией Ареи, а Шайнон…

- Этого вполне хватит, - буркнул Шайнон из своего угла, неожиданно, - Даже если бы она была там одна, я думаю, ничего бы не случилось. Она родилась в той стране, знает ее, к тому же сильнее обычного человека, как всякий Страж. Одинок этот путник, или с компанией – он все равно не будет легкой добычей. Ты преувеличиваешь, Лелиана. К тому же, твоя болтовня всем порядком надоела.

- Что? – девушка оторопела от небольшой лекции скрытного ворона, - Я…преувеличиваю? Болтовня!? Ах, болтовня!..

- Лелиана, тебе надо успокоиться… - попытался вклиниться Рельке, но девушка уже никого не слушала. Похоже, весь свой накопившийся гнев на Рею и Зеврана, она решила вылить на бедного Шайнона.

- Вам всем плевать! Я здесь единственная пытаюсь помочь ей! – обвиняющий перст девушки поднялся в сторону Манукки, и глаза Лелианы гневно блеснули. Но ворон, ко всеобщему удивлению, только издал легкий смешок:

- Ты единственная, кто, похоже, не хочет, чтоб миледи осталась жива, - нагло ответил Шайнон, проведя точильным камнем по лезвию ножа.

От этого получился неприятный скрежещащий звук, но все почему-то решили, что это дело рук вовсе не Шайнона, а Лелианы, так плотно девушка сжала челюсти, будто стараясь заскрипеть зубами.

- Как ты смеешь такое говорить? – брови Лелианы взметнулись вверх, и она стала похожа на обиженного ребенка,- Я бы никогда не стала…

- А выглядит так, что стала бы, - перебил ее Шайнон, совершенно не заботясь о чувствах девушки. Арея, увидев лицо подруги, внезапно решила, что та сейчас расплачется, от незаслуженных нападок Манукки. «Ворон, интересно, хоть немного догадывался, что испытывает Лелиана, и насколько оскорбительными для нее кажутся его слова?» - подумала эльфийка, и тут же, словно ответом на ее вопрос, в глазах Шайнона мелькнул проказливый блеск. Ворон не просто догадывался, он знал….но чего добивался теперь?

Манукка не казался Арее человеком, стремящимся причинять боль невинным людям…. если такое вообще можно сказать о вороне.

- Ты издеваешься надо мной! Я всего лишь забочусь о ней, - все еще продолжала Лелиана плаксивым голосом.

- Заботиться о миледи должен кое-кто другой, насколько я понимаю, - Шайнон многозначительно посмотрел на Зеврана и вновь повернулся к красной от избытка эмоций Лелиане, - А наша задача выполнять ее приказы, и уважать их в первую очередь. Ты похоже не делаешь ни того ни другого, да еще и берешь на себя чужие обязательства… зачем, можно поинтересоваться?

Кажется, Лелиана впервые услышала в голосе ворона иронию, и, о чудо, перестала спорить. Она поняла, как глупо выглядело ее эгоистичное желание быть рядом с Ареей и тем самым задерживать ее. Девушка опустилась на стоящий неподалеку стул, и впервые, за долгое время посмотрела на Зеврана, причем без ненависти, а как-то виновато. Затем ее взгляд обратился к Рельке, встревоженно смотрящему на нее, а после она , совершенно спокойно, взглянула на Арею и на Стэна, кривившего губы в усмешке.

Голубые огоньки ее глаз слегка прикрылись веками, а затем Лелиана, окончательно сдавшись, повернулась к Шайнону. И на этот раз в глазах ее вспыхнул уже не гнев, а что-то еще, что Арея была несказанно рада увидеть.

Еще больше ее радость возросла, когда она заметила ответные всполохи пламени в глазах ворона.

- Ты…прав, я позволяю себе лишнее, - примирительно произнесла Лелиана, - но я просто хочу, чтоб с Ареей ничего не произошло.

- Так и будет, - спокойно ответил Манукка, трогая пальцем кончик ножа, - если ты не будешь этому способствовать.

- Я не буду! – опять на секунду возмутилась орлесианка, но потом, наконец, расслаблено рассмеялась, - ты специально выводишь меня из себя. Не думаю что нам нужна стычка. Берегись, я уже раз справилась с тобой, в следующий тебе может уже не повезти, если никто за тебя не заступиться.

- Я поддался, - просто ответил Шайнон, и озорная улыбка скользнула по его лицу, - хотел попасть в эту команду.

- С какими это целями, Манукка? – вопросительно изогнул бровь Зевран. Ему последняя фраза не понравилась.

- Чтоб еще раз полюбоваться на ваше достопочтимое антиванское седалище, - изысканно и дерзко ответил Шайнон, и после того как все отсмеялись над этой фразой добавил, - Я не хотел служить Асгарину, и рискнул вот так своей жизнью, надеясь на вашу милость. Все для того чтобы отомстить бывшему хозяину, за все перенесенные мною муки.

Сказав это, Манукка потер руки в запястьях, так, будто с них долго не снимали кандалы.

- Ха! Ну если бы все вороны поступали как мы с тобой, Шай, от Асгарина ничего не осталось бы даже на закуску, - удовлетворился ответом Зевран, а затем насмешливо обратился к Лелиане:

- Если ты будешь брыкаться, дорогая, или создавать проблемы, мы тебя свяжем и запрем здесь, пока все благополучно не закончиться.

- Определенно, - нарушил свое молчание Стэн, с большим энтузиазмом согласившись с эльфом. Его больше всех утомили нескончаемые упреки Лелианы.

- Ну конечно, - неуверенно отмахнулась Лелиана, - будете вы.

- Я ни за что! – встрял Рельке и опять не вовремя.

Лелиана не заметила его восклицания, хотя и кивнула, якобы, с благодарностью. Взгляд девушки не отрывался от хитрого лица ворона, который был чертовски доволен собой. Арея поняла, что эта партия разыгралась вовсе не между магом и разбойницей, а между ней и убийцей, а Фабиза остался далеко в стороне. И эльфийке такое положение дел подруги понравилось больше, чем если бы Рельке все-таки заслужил расположение Лелианы. Конечно же, Арее было нужно, чтоб разбойница переключилась с нее на кого-нибудь еще, но мысль о том, что этим кем-нибудь будет не маг, ее успокаивала. Хотя…скрытный ворон тоже был не лучшей кандидатурой. Но эльфийка всякий раз, глядя на Шайнона, чувствовала в нем какую-то честность. Он внушал ей доверие. В отличие от Рельке…

- Время уже, Рея, - нехотя заметил Зевран, - этот старый марчанин уже, наверное, ожидает тебя.

- Да… - эльфийка озарилась легкой улыбкой на секунду, затем подалась вперед и, оказавшись в объятьях эльфа, прильнула к его губам порывистым, но нежным поцелуем. Пока все остальные усиленно смотрели в другие стороны, обнаружив там нечто очень интересное, эльфы наслаждались прощальными объятьями.

Оторвавшись друг от друга с видимым усилием, они разошлись в разные стороны. Арея подхватила с пола у выхода свой походный мешок, и слегка поклонилась всем присутствующим:

- Не хочется прощаться на печальной ноте, но я могу из этого путешествия не вернуться. И тем не менее, я была рада узнать вас, и биться с вами плечом к плечу. Я…желая удачи и вам и себе. Надеюсь, что мы еще увидимся.

- Тогда не прощайся, - все же не сдержался Зевран.

- Не буду, - усмехнулась в ответ эльфийка, но взгляд ее излучал грустную нежность. Вероятность их будущей встречи была… пугающе мала.

- Не провожайте меня, опасно, - осадила Арея Лелиану и Зева, которые решили уже пойти с ней, - хочу чтоб все прошло без осложнений.

Эльфийка еще раз поклонилась друзьям и, наконец, покинула их, едва хлопнув дверью.

- Она вернется, - уверенно произнес Стэн в наступившей тишине.

- Никто и не сомневается, - с плохо скрываемым сарказмом произнес Рельке, и заработал самый уничтожающий взгляд Лелианы, тем самым потеряв последние шансы ей понравиться.

- Не будем ссориться, -предупреждающе заметил эльф, - дрязги нам ни к чему. Все помнят, что у нас общая цель?

***

Алистер проспал до обеда, после всех этих ночных бдений, так никем и не разбуженный. Обнаружив за окном высоко стоящее солнце, он подумал, что Филус сошел с ума и больше не желал быть его преданным вассалом, а то и вовсе неожиданно скончался, оставив короля почивать до такого позднего времени. Антиванский посол уже наверняка приехал и собрание началось.

Обуреваемый хмурыми мыслями Алистер в одиночестве быстро собирался, пытаясь одеться и придать себе царственный вид. Когда кое-как все же ему это удалось, он направился на поиски лакея, чтоб устроить тому хорошую взбучку.

Филуса нигде не было. Как сквозь землю провалился…

Тогда Алистер в сопровождении двух простых солдат отправился в залу собраний дворца, моля Создателя чтобы в Тантервейле срочно произошло какое-нибудь бедствие, которое бы отвлекло гнев Барсгора от опоздавшего Тейрина.

К своему удивлению, король обнаружил в зале собраний одного только лорда, если не считать свиту и охрану. Ройлен казался задумчивым и грустным, и когда Алистер вошел в помещение, он не сразу обратил внимание на короля. Алистеру пришлось немного почтительно подождать, пока Барсгор очнется от своих размышлений а затем вновь очутиться в его крепких преветственных объятьях:

- Алистер! А я все жду и жду тебя. Собрание еще откладывается, пришли дурные вести…наследный принц Антивы, который собирался к нам, был убит в дороге. *при этих словах Алистер недоверчиво и подозрительно вздрогнул* Теперь у антиванцев неразбериха в стране, они вряд ли соберутся еще кого-то отправить к нам. Мы продолжим без них, но сегодня вечером, потому как не ты один пропустил утреннее собрание, - Барсгор знающе подмигнул смущенному Алистеру, - наш веселый пир свалил с ног неподготовленный люд. Так что не слишком переживай по этому поводу.

- Как вам будет угодно. И что же, во сколько состоится новое совещание? - учтиво спросил король Ферелдена, и заработал тем самым удивленный взгляд лорда:

- Твоему слуге все передадут. Тебе не обязательно заниматься подобной мелочью, вроде запоминания времени.

- Да, вы правы, сир, только вот я сегодня как раз опоздал от того, что мой слуга канул в неизвестность, не разбудив меня вовремя. Я нигде не могу найти этого прохвоста.

- Да…ну я прикажу поискать его. А собрание состоиться в семь. - дружелюбно заметил Ройлен, а затем как-то по особенному произнес, - Но…раз уж мы заговорили о пропавших, Алистер, ты нигде не видел Эбби? Она тоже куда-то запропастилась…а я заметил что вчера вы довольно мило общались и подумал, что ты можешь знать…

Тейрину тут же понял, на что намекал Ройлен и, покраснев до ушей, удивленно ответил:

- Нет, милорд, я не знаю. А куда по вашему она могла пропасть?

- После того, как ты сказал, что ничего об этом не ведаешь, я и сам ума не приложу, - Барсгор оставил свои намеки и встревоженно нахмурился, - эта девчонка моя головная боль. Постоянно ищет себе приключений. Начиталась старых книг Старлендера и теперь страдает ерундой, мечтая о сказочных похождениях. Я начинаю уже волноваться за нее….со вчерашнего не видел.

- Если встречу обязательно извещу вас, - Алистер и сам ощутил смутную тревогу за Эбигейль. Возможно, даже большую, чем следовало бы, после всех последних событий, которые сделали его чересчур подозрительным.

- Да, да….уверен она где-нибудь играет в салки со своим котом, - попытался успокоить их обоих Барсгор, - беззаботное дитя. Я давно подумываю, что надо бы найти ей хорошего мужа, который смог бы совладать с ее дурной головой. Ну или направить ее энергию в другое русло, если уж на то пошло…
Алистер будто бы опять различил какие-то намеки в голосе Ройлена, но на этот раз они не вызвали у него отрицательных эмоций, скорее он довольно улыбнулся.

- Полагаю, в этом деле важно, чтоб Эбигейль сама…выбрала суженного.

- На самом деле не особо, но я, сам видишь, ни в чем не могу отказать девочке, отчего она и выросла такой бесшабашной, - начал было причитать Ройлен.

- У вас прекрасная дочь! – воскликнул тогда Алистер, а лорд, услышав искренность в его голосе, хитро прищурился:

- Я знаю. А ты прекрасный сын своего отца, - на этот раз намек был совершенно прозрачным и Алистер ощутил приятную неловкость, от мыслей закружившихся в его голове.

- Давайте продолжим эту беседу, когда Эбигейль найдется, - мягко заметил он.

Ройлен кивнул, не переставая хитро щуриться:

- Конечно, мальчик мой. Давно я так славно ни с кем ни разговаривал. Ступай.

***
Арея и Старлендер быстро добрались до Кирквола, на бойких неваррских лошадях, не желая терять ни минуты. Они очутились в порту примерно около полудня, ничуть не уставшие от резвой гонки, и принялись искать корабль до Ферелдена, который мог как можно быстрее привести их к туманным берегам морозной страны.

Однако, подходящих рейсов было немного, а те что были стоили слишком дорого для совсем уже разорившейся в походах Ареи и небогатого Старлендера. Пока Стражи решали, что им делать в местной портовой забегаловке, наступил вечер, а с ним и некоторая тревога.

Даже один день потраченный зря сейчас, мог, после, стоить Арее жизни.

Стражи хмуро следили за отплывающими от берега в серую даль парусниками. Пошел мелкий моросящий дождь, море заволокло туманом, и все будто бы поблекло от тоски, охватившей эльфийку и ее спутника.

- Хорошенькое начало….- пробурчала девушка, зябко кутаясь в дорожный плащ. Страж рядом с ней, закурил маленькую трубку, и многозначительно кивнул в сторону небольшого брига, стоящего у воды без каких-либо признаков жизни на борту.

- Можно было бы, - протянул Старлендер медленно, - реквизировать этот бриг… если вас не смущает кража чужого имущества.

- Меня сейчас мало что сможет смутить, - усмехнулась ему в ответ Арея, - только я не умею управлять кораблем. Если вам это под силу, тогда можно рискнуть.

- А я то надеялся, что вы знаете морское дело. Я терпеть не могу корабли, даже книг про них не читал, из принципа…- вздохнул Старлендер, задумчиво покусывая кончик трубки, - думаете мы сможем управлять им без должных знаний?..

- Вот генлокова задница! Я не знаю…извините конечно за пессимизм, но скорее нас занесет в какую-нибудь глухую бухту…или на скалы налетим с дуру, вот что я думаю.

- Да…- снова вздохнул Старлендер и замолчал.

Оба Стража угрюмо смотрели на море, казавшееся им каким-то враждебным и страшным, будто бы это и не вода была вовсе, а огромная орда гадких серых тварей…

- Простите, я вас подслушала, - раздался за их спиной робкий звонкий голос и мягкое мурлыканье, - и, хочу предложить вам свою кандидатуру, в качестве рулевого.

Стражи обернулись, удивленные, и взгляды двух пар их глаз вперились в высокую хрупкую фигурку девушки, закутанной в дорожный плащевой костюм с накинутым капюшоном, из под которого светились вдохновенным сиянием два циановых глаза. Рядом с девушкой сидел на земле огромный кот, с шерстью цвета запекшейся крови и хитро поглядывал на людей.

- Миледи? – оторопело выговорил Старлендер, узнав дочь лорда Барсгора.

Эльфийка рядом со Стражем вопросительно изогнула бровь а девушка перед ними в свою очередь пожала плечами и решительно произнесла:
- Мы с Лаксом решили помочь вам. Он и я. И не думайте нас отговаривать.

Grand Casino

главная